3-03-2019, 16:14
Леонид Плоткин
882

Оборона Могилева: как полуправда стала правдой

Продолжим обсуждение статьи на сайте Могилевского облисполкома, посвященной обороне Могилева и перейдем к описанию боевых действий.



Вот что сообщает упомянутый текст: 

«Неподалеку от поселка Белыничи на р.Ослик заняла огневые позиции артиллерийская батарея, огнем которой руководил командир артдивизиона капитан Б.Л. Хигрин. Батарея имела задачу прикрыть своим огнем наши отходящие войска. И вот за мотоциклетной разведкой у моста через Друть появились вражеские бронетанковые войска». 

Сразу возникает вопрос: «Так на реке Ослик или реке Друть разместилась артбатарея?». Оказывается не там и не там. В действительности батарея вела бой неподалеку от реки Клёва у деревни Корытница. 


Читаем далее: 

«В это же время отдельный разведывательный батальон капи­тана Метельского вступил в бой с передовыми частями против­ника на р. Друть у д. Чечевичи. Здесь, с утра 6-го июля, немцы возобновили наступление со стороны Бобруйска. Впереди двигались танки, артиллерия и бронетранспортеры с пехотой. Разведбатальон Метельского встретил немцев огнем противотанковой артиллерии, взорвал мост через р. Друть в Чечевичах и потопил один танк».

Самое интересное в этом эпизоде то, что мост через реку Друть у Чечевичей был взорван ещё вечером 1-го июля саперами под командованием майора Ковалева при попытке форсирования реки разведбатальоном 3-й танковой дивизии вермахта. При этом танк, въехавший на мост, действительно был взорван вместе с мостом.

А 6-го июля никакого наступления немцев у деревни Чечевичи не было и в помине, о чем свидетельствуют немецкие архивные документы. Могилев пока был неинтересен немецкому командованию. Расположившаяся в районе Быхова 4-я танковая дивизия вермахта готовилась к форсированию Днепра, а остальные дивизии находились ещё южнее. 

Оперативная обстановка по состоянию на 15 июля 1941 года. 
На карте штаба вермахта никаких немецких частей восточнее Могилева не значится

О боях на Минском шоссе сообщается со слов комиссара 394–го стрелкового полка А.М.Ковалева: 

"...4 июля в первом бою мы взяли в плен 4-х мотоциклистов и штабную машину с документами, а на следующий день — немецкого полковника. На наш участок пошло большое количество танков, в этом бою погиб командир 1-го батальона лейтенант Третьяк...".

Надо сказать, что воспоминания комиссара довольно мутные, по крайней мере, те, что опубликованы в книге «Солдатами были все». Что касается приведенных строчек, то 4 июля немцы вели бои в районе местечка Березино совсем не с подразделениями 394-го полка. Да и не пропадали у немцев не только полковники, но даже и лейтенанты. Да и танков на участке обороны полка никогда не было. Такое впечатление, что комиссар А.М.Ковалев, находясь в немецком плену, частично потерял память. Впрочем, возможен и другой вариант: политуправление Белорусского военного округа и Могилевский областной комитет КП Белоруссии запретили комиссару сообщать горькую правду.

С большой фантазией рассказывается и о действиях батальона милиции. Оказывается, уже 13 июля у деревень Пашково и Гаи разгорелся жестокий бой и с помощью двух батальонов мотопехоты немцам удалось захватить поселок Старое Пашково. Потом в ночном бою с 13 на 14 июля милиционеры отбили у немцев Старое Пашково и до вечера 14 июля удерживали его в своих руках. Бои на этом участке  длились до 18 июля.

Для начала следует отметить, что речь идет об участке обороны, закрепленном за 394-м стрелковым полком. Получается, что противник  разгромив полк, уже 13 июля вышел на рубеж Старое Пашково – Гаи, 18 июля разбил батальон милиции, так сказать последний рубеж обороны, но только 26 июля сумел захватить Могилев. И кто в это может поверить?

А правда в том, что никаких немцев на этом участке обороны не было до 20 июля 1941 года, именно в этот день начала наступление на Могилев 7-я пехотная дивизия немцев. А бои на Минском шоссе в районе Старое Пашково начались лишь 23 июля, когда начала наступление 15-я пехотная дивизия вермахта. В истории этой дивизии сообщается об упорных боях в военном городке и стойкости курсантов русской военной школы. Вероятно, за военных курсантов немцы приняли курсантов Гродненской и Минской школ  милиции  из состава милицейского батальона, поскольку они носили форму отличную от формы пехоты РККА.

На карте штаба вермахта по состоянию на 19 июля 1941 года немецкие дивизии ещё только на подходе к Могилеву

Надо отметить, что фантазий и выдумок в упомянутом тексте вагон и маленькая тележка. Похоже, советские традиции выдавать полуправду за правду ещё живы.


Леонид Плоткин, специально для портала Masheka.by

Заметки по теме опубликованные на  портале  «Машека»:


А давайте обсудим эту тему - напишите комментарий!