29-10-2013, 19:39
Леонид Плоткин
4 462

Оборона Могилева: загадки братских могил



На сайте  Могилевского горисполкома  упомянуто одно странное захоронение: «Братская могила воинов (ул.Нижняя Карабановская)». И далее идет пояснение:

«Место и дата захоронения: Ленинский район г.Могилева, Машековское кладбище.
Тип захоронения: братская могила воинов 172 стр. дивизии, павших при обороне Могилева.
Захоронено 18 известных».

Если вы могилевчанин, то должны знать, что ул.Нижняя Карабановская и Машековское кладбище находятся далеко друг от друга. А тем, кто занимается военной историей Могилева, известно, что ни одного  достоверного захоронения  воинов 172-й дивизии в  городе и окрестностях нет.

Вообще, до конца 80-х годов прошлого века, работа с воинскими захоронениями была пущена на самотек. И только в 1990-1991 годах в Могилеве, как и в других местностях, стали составлять паспорта на подобные захоронения и отправлять их копии в Министерство обороны СССР. За эту работу отвечали районные военкомы и председатели райисполкомов. Так вот, паспорта воинских захоронений 1941 года в Могилеве отсутствуют. Правда, в книге «Память. Могилев», изданной в 1998 году приводится на стр. 303 список воинов 172-й стрелковой дивизии, погибших при обороне Могилева в бою 12 июля 1941 года и похороненных возле д.Тишовка.

Есть большие сомнения в достоверности этого списка, поскольку паспорт на данное захоронение отсутствует. Но, тем не менее, неким чудесным образом эта могила в настоящее время переместилась в  мемориал на Буйничском поле. Что ж, надо полагать, что с виртуальными могилами такое вполне может случаться.

Подобная  картина и с мемориалом по проспекту Шмидта в Могилеве. После войны там были  две братские могилы. В одной были захоронены военнопленные, погибшие в лагере  в 1941-1942 годах, в другой военнослужащие РККА, убитые при освобождении Могилева. Но в 1991 году  добрые люди, военком Октябрьского района полковник П.Чибисов и  председатель райисполкома С.Шлопак при составлении паспорта захоронения одним росчерком пера добавили в братские могилы  всех воинов перечисленных в книге «Солдатами были все», а также часть погибших могилевских подпольщиков.

Как-то лицам, облеченным властью, было невдомёк, что на территории лагеря военнопленных никак не могли быть захоронены бойцы оборонявшие Могилев на западном берегу Днепра, по той простой причине, что  лагерь возник позже и на  другом берегу  реки. А  подпольщиков вывозили расстреливать за город. Следует также отметить, что воины, якобы погибшие в 1941 году в Могилеве  и покоящиеся в могиле по пр.Шмидта, по данным архива министерства обороны РФ, куда перешли архивы исчезнувшего СССР, числятся пропавшими без вести, а  о некоторых вообще нет никаких достоверных сведений. Ни о месте службы, ни о месте и дате гибели.Обычный горожанин может и не знать, чем отличается памятный знак от надмогильной плиты. Но официальные лица, подписывающие документ должны сознавать, о чем идет речь.

Понятно, что бывшие  руководители Октябрьского района хотели увековечить память военнослужащих, ополченцев  и подпольщиков. Кто же против этого? Только зачем выдумывать, что эти люди похоронены  на проспекте Шмидта? И ещё при этом искажать имена, фамилии и ход событий тех лет.

Вот,например, красноармеец Зареченский А.С., будучи шофером 15-го автотранспортного полка, проезжал мимо  Могилева ,попал  2июля под бомбежку и был убит осколком  бомбы. В мемориале на пр.Шмидта он числится сразу в двух ипостасях: как погибший в боях за освобождение Могилева в 1944 году и как павший в боях при обороне  города в июле 1941 года. Правда, в первом случае он превратился в Заречевского  А.С.

Трудно сказать, насколько достоверны данные по остальным лицам. Составители списка ограничились лишь фамилией и инициалами, не указав не даты  рождения, ни даты смерти, ни последнего места службы бойцов и командиров.

В списке можно найти полковника  Мазанова. Можно догадаться, что в данном случае идет речь о командире  340-го артполка полковнике Мазалове И.С., который по данным министерства обороны СССР  числился пропавшим без вести. Как и командир 388-го стрелкового полка   Кутепов С.Ф. В 1998 году авторы книги «Память.Могилев» посчитали, что полковник Кутепов захоронен в братской могиле у д.Тишовка. В наши дни  он оказался сразу в двух могилах- на пр.Шмидта и на Буйничском поле.А вот  лейтенант Возгрин М.П., по версии горисполкома покоящийся с 1941 года на пр.Шмидта, попал при обороне Могилева в плен, выжил в лагерях и вернулся домой. И об этом факте известно давно.Военврачи Пашанин и Кузнецов не пали при обороне Могилева, а оставшись в городе по приказу командования для работы в госпитале, включились в подпольную борьбу и были позже казнены фашистами.

Досталось и могилевчанам. Ополченец  Шполянский авторами списка был переименован в Шпоменского,а  другой ополченец- Другаченок – в Аругаченка.В списке есть и подпольщик Сагалин С.С. Речь, надо полагать, идет  о Сергее Вороновиче-Сагалине, который похоронен на Карабановском кладбище под именем Согалин С.С., и  записан там как рядовой РККА. Всё же  это  ближе к истине, ведь в книге «Память .Могилев» он повышен до звания подполковник.Не повезло и  могилевским подпольщицам. Чулицкую-Могилевец А.Ф.превратили в Цулицкую-Могилёвен, а Ольгу  Живописцеву в мужчину. И перечень ошибок можно продолжать.

Впрочем, сейчас речь о другом. Получается не очень красивая картина. При обороне Могилева  погибла  или пропала без вести целая дивизия – 172-я стрелковая, а это почти 14 тысяч человек. Но почему-то по непонятным причинам  в мемориале на проспекте Шмидта нашлось место, хотя бы и виртуальное, только для 47 человек. Тоже самое касается и подпольщиков. Их погибло в  Могилеве в годы  войны почти две  сотни, а  упомянуты  только 53 человека, хотя известны и многие другие имена.

Такой подход к увековечиванию памяти борцов за свободу и независимость нашей земли справедливым назвать никак нельзя.

Леонид Плоткин специально для сайта “masheka.by”.


Друзья, оцените данную статью и оставьте свой комментарий по этой теме!