6-04-2012, 18:30
Леонид Плоткин
6 833

Александр Литин – человек-оркестр

Александр  Литин родился  в 1955 году в Могилеве, во 2-м Крутом переулке.

Окончил могилевскую школу № 2  и Ленинградский институт оптики и механики. Профессиональный  фотохудожник и фотожурналист. Автор и составитель четырех книг  из серии «История  могилевского еврейства. Документы и люди», а также других изданий по истории евреев  Беларуси.

В 1987 году был избран председателем областного фотоклуба «Могилев».
В 1989 году пришел в производственную газету «Трудовая слава» фотокорреспондентом. С этого времени связывает свою жизнь с профессиональной фотографией.
В 1990 году организовал творческую группу «Студия 3 plus».
Участник более 100 фотосалонов и фотовыставок во многих странах мира.

 Награжден дипломами и призами.
Организатор около 20 выставок художественной фотографии и изобразительного искусства в Могилеве.
Член Союза фотохудожников России, Ассоциации журналистов Беларуси, Европейского союза фотохудожников «Взгляд без границ» (ISF).

Постоянно живет в Могилеве. Покидал город только на время службы в армии, учебы в институте и  работы по распределению.

Считает, что «свой город и должен быть центром мира».



Всё начинается с детства. Александр, помните ли Вы своих школьных учителей?

Конечно, хорошо помню. Учитель младших классов Зоя Ивановна, честно говоря, не оставила у меня ярких воспоминаний, как и учеба с первого по четвертый, когда у меня были хронические переэкзаменовки по чистописанию и русскому языку. А вот в старших классах были любимые преподаватели. В первую очередь это учитель математики Маина Иосифовна Рожанская и русского языка и литературы Нина Ивановна Усикова. Очень сложные чувства-воспоминания сохраняются о Полине Соломоновне Курчик, классной руководительнице и учителе белорусской литературы. Смешные, грустные, восторженные и неприятные.

 

Любимые учителя – любимые предметы. Я не ошибаюсь?

Не совсем. Русский язык как предмет для меня совсем не был любимым, поскольку я был, мягко говоря, не очень грамотным. Но Нина Ивановна – это очень добрый и мягкий человек, которого нельзя было не любить. А вот математика нравилась, потому и хотел связать с ней будущую профессию и работу.Математичка  Маина Иосифовна, напротив, была довольно жестка и, часто, безапеляционна, но лишь с теми, кто не успевал по математике. А все, кто любил математику, были и ее любимцами.

 

Человек в детстве и юности формируется под воздействием семьи, школы и улицы. Кто на вас больше повлиял?

Трудно определиться однозначно. В большей или меньшей мере влияли все вами перечисленные факторы и другие тоже. В разные периоды – разные. 

 

Почему Вы решили поступать  в институт оптики и механики?

Так сложилось исторически. Я поступал в БГУ и радиотехнический в Минске и не был принят не получив ни одной тройки. Учился в Могилевском машиностроительном, но бросил. А после службы в армии в Ленинграде было бы грешно не задержаться в этом неповторимом городе.

 

Я так понимаю, что после службы в армии легче было  поступить в любой институт ,даже и ленинградский. Тяжело было учиться?

Да, конечно. Но В ЛИТМО  учился мой друг-одноклассник, который меня туда фактически и сагитировал. Но важно то, что в этот вуз, как ни странно, евреев принимали совершенно свободно, в отличие от многих других ленинградских вузов.

 

После окончания института  Вы работали  инженером в Казани и Могилеве. И что, не понравилось?

Я не был плохим инженером, но мне это было неинтересно. Пришлось работать не по специальности, а по специальности «Квантовая электроника»  устроиться так и не удалось.

 

А если бы устроились, мы бы не имели  журналиста Литина?

Банальная фраза, что история не имеет сослагательного наклонения, здесь применима, как и в любом другом случае. Но фотографом стал бы точно.

 

Насколько мне известно, с 1989 года Вы окончательно порвали с профессией инженера и стали заниматься  фотожурналистикой. Как и почему  это произошло?

С фотографией я был связан еще со школьных лет, когда занимался в кружке в Доме пионеров у Зиновия Шегельмана, известного могилевского фотографа. И после возвращения в Могилев мы с ним встретились вновь, и он «курировал» мою творческую работу в области художественной фотографии. Я ко времени перехода в фотожурналистику был председателем областного фотоклуба «Могилев» и понимал, что моя дальнейшая жизнь должна быть связана с фотографией. И, когда предложили пойти работать в газету «Трудовая слава» объединения «Химволокно» (в то время в городе было лишь две газеты), я не сомневался.

 

Фотокружок в том  Доме пионеров, что на Первомайской и где сейчас театр кукол?

Да, совершенно точно.

 

Помогает ли вам в Вашей деятельности  инженерное образование?

Наверное, помогает. Практика показывает, что это несколько другой, в отличие от гуманитарного, взгляд на мир. Может быть он менее чувственный, но более аналитический и гибкий. Но большее влияние оказала сама  учеба в Питере.

 

 Сам дух ленинградской культуры  так повлиял?

Ну конечно. Театры, музеи, общение. Мне посчастливилось побывать на лучших спектаклях БДТ и Ленкома и даже поработать в БДТ во время московской олимпиады.

 

За свою жизнь Вы сделали тысячи фотографий. Какая самая любимая или самая  памятная?

Было бы банальным сказать, самые лучшие фотографии еще впереди, но, на самом деле, я люблю свои старые черно-белые работы конца 80-х – начала 90-х гг. ХХ в. В некотором роде они уже стали классикой. По крайней мере, таковыми считают  их мои друзья и коллеги. Интересно, что некоторые из них я обнаружил в Интернете как заставки к сотовому телефону.

 

 

Дорога.1983г. Фото А.Литина

 

Раз уж Вы любите свои старые работы ,то может ещё и пленочными фотокамерами до сих пор пользуетесь? Тоже классика.

 

Нет, к сожалению. Уже десять лет не снимал на пленку. И сегодня своим ученикам не могу даже показать, как в наше время печатались фотографии. Нет возможности.

Сейчас пленочная фотография в Могилеве – удел молодых. Но и они, за очень редким исключением, не печатают фотографии вручную.

 

У вас много всяких дипломов и призов  за участие в фотовыставках. Какой самый ценный для вас?

Гран-При фотосалона «Ребенок» в Польше и медаль еще советского периода выставки в Краснодаре, когда разделил лидерство с потрясающим фотографом из Риги Янисом Глейздсом, которого очень любил и уважал.

 

 Полет. 1989 г. Фото А.Литина

 

В Могилеве в свое время действовал кинофотоклуб «Радуга». Вы принимали участие в его работе?

Когда я вернулся из Казани в Могилев, я естественно пришел туда, поскольку без фотографии уже не представлял свою жизнь. А в то время это был единственный фотографический центр в Могилеве. Но после разгрома в 1983 г. это уже  были лишь  руины клуба. Шегельман был  в Могилеве персоной  нон-грата. И, когда на волне перестройки, профсоюзы предложили создать новый клуб при них, возник фотоклуб «Могилев». Практически все могилевские мастера художественной фотографии тогда в нем и оказались.

 

А можно подробнее про разгром  фотоклуба «Радуга»?Ходили по Могилеву слухи, но хотелось бы из первых уст.

Я не был свидетелем самого разгрома. Я вернулся в Могилев в 1984 г., когда все уже было закончено. Но свидетели есть, и их еще можно расспросить. Вкратце я пишу об этом в последнем томе книги, где речь идет о Зиновии Шегельмане.

 

 Могилев.Советская площадь.2007 г. Фото А.Литина

 

Перейдем к Вашей издательской деятельности.

По истории  Могилева есть только одна, на мой взгляд, значительная книга –это «Память. Могилев» изданная в 1998 году. Ваши  четыре  тома по истории могилевского еврейства по объему превосходят  её  примерно в три раза и если  сложить эти четыре книжки вместе, то это впечатляющая картина.

Ни  один город Беларуси, кроме Могилева, не может похвалиться таким изданием.

Первая книга вышла в 2002 году.

Что придавало силы на  эти десять лет упорного и кропотливого труда? Какая идея  Вами двигала?

Интерес. Без этого невозможно более-менее длительное дело.

 

Интерес к чему  или к кому?

Интерес к теме истории евреев Могилева, к истории самого Могилева, к архивной и исследовательской работе, к работе с людьми.

 

Что послужило толчком к идее написания книг о могилевском еврействе?

Это случилось совершенно случайно, неожиданно и парадоксально, как многое в этой жизни. Сама идея ее создания родилась отнюдь не в головах могилевских евреев или могилевских историков. Мысль о создании подобной книги высказал д-р Ульрих Лохманн (в то время директор евангелической академии Баден), во время одного из своих посещений Могилева и его еврейской общины. Было это в середине 1990-х гг. Наверное, идея к тому времени созрела, хотя, нужно признать, она отнюдь не витала в воздухе. Была сделана попытка предложить создание книги одному из специалистов в области истории евреев Беларуси, которая к тому времени только-только начала возникать как одно из направлений современной истории. Дальнейшее развитие событий показало, что этот ход был ошибочным, однако из этой ошибки в итоге все же появилась сама книга. Образовался небольшой творческий коллектив, который хотел работать, и, главное, довести работу до конца.

 

Какие трудности пришлось преодолевать при  подготовке книг?

В начале работы это были сплошные трудности: концептуальные, финансовые, организационные, чисто научные, ведь даже минимального опыта подобной работы не было ни у меня, ни у моих помощников..

 

В  книгах много воспоминаний. Могилевчане, бывшие и нынешние, сами писали их или они родились в ходе интервью?

Опять таки, было по всякому. Люди, которые были доступны чисто территориально, в большинстве своем были проинтервьюированы лично. Но мы обращались к тем, кто уже покинул Могилев, и получили сотни воспоминаний из Израиля, России, США и т.д. Особый интерес представляли воспоминания, написанные не специально для книги, а для себя, своих детей и внуков, для истории, в конце концов. Они, в большинстве своем, ближе по времени к описываемым событиям. Были и такие, которые были написаны по нашей просьбе, но в итоге вылились в самостоятельные произведения, как, например, книга бывшего могилевчанина  Леонида Симоновского «Слышишь? Слышу?» 

 

Такого рода  книги не обходятся без активной архивной работы. Много  времени провели в архивах?

Да, неоднократно посещал архивы Минска, но, к сожалению, не было никакой возможности работать там настолько долго, сколько нужно было для дела. Не пришлось побывать в архивах Москвы и Питера. А вот в архивах Могилева работал очень много. Фактически  проводил там все свободное время.

 

Понятно, что издание  таких солидных книг – это труд многочисленного коллектива авторов. Ваша задача, как  редактора, состояла в том, чтобы  направить их активность в нужное русло. Вам это удалось. Кто вам помогал в этом  деле? Представляю, что перечень будет большой, но назовите самых-самых.

Действительно, список получился бы очень солидный. К счастью, мы практически не получили отказов от сотрудничества. Поэтому в списках авторов как могилевские и белорусские историки, так историки и краеведы из Германии и Израиля. Всем им особая благодарность. И конечно, Иде Шендерович, которая стала со-составителем с третьего тома ,она очень профессионально занимается историей Холокоста на Могилевщине.

Очень важно, что в создании книги приняли участие кроме составителей и авторов сотни людей, которые близко к сердцу приняли саму идею. Люди помогали искать очевидцев событий и сами записывали их воспоминания, приносили документы и неизвестные фотографии, рассказывали истории своих семей, семей своих близких, соседей и знакомых, помогали в редактировании и верстке, давали дельные советы и указывали на случайные и неслучайные ошибки.

Нам очень повезло с издательствами, взявшимися за предпечатную подготовку книг. Их специалисты, близко к сердцу принявшие подготовленный материал, сделали готовую книгу реальностью.

И, конечно, невозможно было бы выполнить весь объем работы и довести дело до конечного результата без минимального финансового обеспечения, все же издание книги – это достаточно дорогостоящий проект. Все те, кто помогал в работе, отмечены в благодарственных списках, напечатанных в книгах.

 

 

Поскольку  в благодарственных списках  издательств я не нашел, было бы справедливо назвать их здесь?

Они фигурируют в книге на лицевых страницах в виде названий издательств, но я с радостью их назову еще раз. Первые две книги мы выпустили в Минске, в издательстве «Юнипак», где у меня сложились замечательные отношения с директором Константином Евгеньевиче Соколовым и редактором Татьяной Леонтьевной Шумейко. Последние две – в Могилеве, в издательстве «Амелия-Принт», которое к этому времени уже отметилось приличным в полиграфическом отношении  репринтным изданием «Опыта описания Могилевской губернии» А. Дембовецкого. Здесь работу вели директор издательства Александр Николаевич Емельянов и выпускающий редактор Ирина Заикина. Прекрасные люди и отличные специалисты, сотрудничество с которыми продолжается и сейчас.

 

Жаль, что такой  интересный исторический материал не всем  доступен. И по материальным, и по географическим причинам. Нет ли  планов выложить часть  информации  из книг в Интернете?

Именно этим планирую заняться в ближайшее время.

 

Думаю тысячи  пользователей Интернета с интересом к истории Могилева будут с нетерпением ждать  результата. Если уж речь зашла об Интернете, то  сейчас там можно найти много копий фотографий и открыток старого  Могилева. Часть из них  я видел и в Ваших книгах. Мне известно, что Вы собираете фотографии старого Могилева. Как велика Ваша коллекция на сегодняшний день? Каким образом она пополняется?

 

Я не являюсь коллекционером в прямом смысле этого слова, т.к. для сбора оригиналов у меня нет никаких возможностей. Для меня это стало еще одним важным делом. Я собираю изображения, копии, в большинстве своем, цифровые. Ищу их, где только возможно. В Интернете, конечно, но это делают многие. Пытаюсь искать в архивах, музеях, семейных коллекциях, на Инернет - аукционах. В последнее время этот процесс очень активизировался, и все больше молодых людей активно  не только занимаются подобными поисками, но и выставляют их результаты  для всеобщего пользования.

 

Александр, Вы человек творческий, а, значит, у Вас должна быть своя тусовка?

Разве своя тусовка есть только у творческих людей? Мне знакомы много нетворческих личностей  обожающих тусоваться.

 

Вы  про тех ,кто собирается у подъездов и на лавочке во дворе?

Круг общения  каждый человек выбирает или формирует сам. У меня  несколько сообществ. Одно фотографическое, другое – клуб любителей истории и путешествий «Чароўны Успамін» при Таварыстве беларускай мовы. С друзьями мы совершили десятки путешествий по Беларуси и другим странам, осуществили множество проектов в области белорусской культуры и просвещения. Ну и, конечно, третий круг – те, кто занимается еврейской историей и краеведеньем.

 

А как относится  семья к Вашей бурной деятельности? Деловые поездки, встречи, архивы, путешествия. Догадываюсь, что  дома Вы бываете мало.

Семья относится с пониманием, и это, конечно, очень важно. При любой возможности поездки совершаем вместе.

 

Спасибо и до новых встреч.

 

С фототворчеством А.Литина можно ознакомиться здесь


Леонид Плоткин специально  для сайта Masheka.by

 


Мы будем Вам благодарны, если Вы поделитесь данной статьей с друзьями!

А давайте обсудим эту тему - напишите комментарий!