24-06-2021, 15:34
Retroman
1 451

Могилевская городская электростанция в 1918 - 1922 году

История городской электростанции тесно связана с перипетиями первой мировой и гражданской войны: перенос Ставки Верховного главнокомандующего в Могилев (1915г.), Февральская и Октябрьская революция (1917г.), ликвидация Ставки Верховного главнокомандующего (3.12.1917), Брестский мир (03.03.1918) и последовавшая за ним немецкая оккупация правобережного Могилева, победа Антанты над Германией, Компьенское перемирие (11.11.1918) и оставление немцами захваченных территорий.

 
Театральная площадь. Апрель 1917 года. Митинг солдат и офицеров Ставки. Подвеска кабеля выполнена на тросу.
 
В итоге всех этих событий Могилев в ноябре 1918 года оказывается в составе РСФСР, страны раздираемой гражданской войной, страны с прерванными хозяйственными связями, разоренным сельским хозяйством и промышленностью. Во время польского наступления 1919 – 1920 годов Могилев оказывался даже в прифронтовой зоне. Большевики в этих условиях, в силу объективной необходимости и некоторых надежд на переход старой русской экономики к государственному производству и распределению на коммунистических принципах проводили политику «военного коммунизма». 

Применительно к работе электростанции это означало свертывание товарно-денежных отношений, гиперинфляцию, появление черного рынка (твердые и свободные цены), и национализацию предприятия.  Для работы электростанции ничего существенно не поменялось, поскольку она ранее   находилась в собственности Могилевской городской управы. Непосредственно руководство электростанцией осуществляло правление в составе 3 человек. Кроме этого 25.11.1918г. был избран фабрично – заводской комитет городской электростанции в составе Доблера, Гужвия, Пригорина, Банина, Шустермана, Шульмана. Фабзавкомы были опорой большевиков на предприятиях (в первую очередь для управления и контроля за частными предприятиями) и в последующим были объединены с профсоюзами.

Для многих частных предприятий (Чугунно-литейный завод бывший Мазье, Лесопильные заводы быв. Певзнера и Жиолина, Пивоваренный завод быв. Яника, Мельница быв.  Маховера и других), а также созданных из частников мастерских: белошвейной, портняжьей, заготовочной, сапожной, шапочной, шорной и других потребовалось создание администрации и разветвленной структуры органов управлявших ранее частными  предприятиями. Был образован Могилевский губернский Совет народного хозяйства (в последствии Могилевский окружной Совет народного хозяйства, Могилевский уездный Совет народного хозяйства). Он состоял из целого ряда отделов: общий, фабрично – заводской, разных производств химической промышленности, счетно-финансовый, кустарно - промышленный, транспортно – материальный, торфа, военных заготовок, утилизации, государственных сооружений, охраны труда, тарифный отдел, управление делами, а также подотделов и секций: контрольно – юридический подотдел, финансово – материальный подотдел,  бюро печати, электротехнический подотдел, пожарный подотдел, химическая секция, текстильная секция, статистическая секция, секция металла,   а также загадочных учрабсилы, комтруда, собеза. Кроме этого в Могилеве имелись не входившие в структуру СНХ Рабоче-крестьянская инспекция (РКИ), Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности (ЧК).

Создание такого количества структур естественно вызвало  значительный рост численности бюрократического аппарата, создание внутренней отчетности, увеличило внутреннюю переписку и вызвало конфликты внутри Могилевского СНХ. Причем часть секций управляла только 1 – 2 предприятиями, фактически являясь только посредником между  СНХ и предприятием. Эти структуры достаточно часто реорганизовывались, объединялись и ликвидировались, что добавляло неразберихи в управлении. Могилев последовательно становился центром губернии, округа и затем и уезда, что также не могло не сказаться на работе системы государственного управления.

Как описывали это положение дел классики советской сатиры Ильф и Петров в повести «Светлая личность»:

«Дивный и закономерный раскинулся над страною служебный небосклон. Мириады мерцающих отделов звездным кушаком протянулись от края до края, и еще большие мириады подотделов, сияющие электрической пылью, легли, как Млечный Путь. Финансовые туманности молочно светят и приманчиво мигают, привлекая к себе уповающие взоры. Хвостатыми кометами проносятся по небу комиссии. И тревожными августовскими ночами падают звезды - очевидно, сокращенные по штату. Иные из них, падающие метеоры, не успев сгореть и обратиться в пар, достигают суетной земли и шлепаются прямо на скамью подсудимых. Есть и блуждающие в командировках звезды, притягиваемые то одной, то другой звездной организацией, они носятся по небосклону, пока не погибают в хвосте какой-нибудь кометы с контрольными функциями». 

А вот один из образцов работы советской бюрократической машины 1921 года. 





После освобождения г. Могилева частями Красной армии на электростанции в работе остался только 2 двигателя в 50 и 200 лошадиных сил, впрочем, это не было связано с действиями германской армии, а было вызвано значительным износом оборудования электростанции. 
В связи с полным разрушением хозяйственных связей внутри страны, отсутствием нефти для работы электростанции на полную мощность была предпринята попытка лимитировать отпуск электроэнергии: 8 кВт/ч на 1 электролампочку мощностью 25 Вт по цене 6 рублей в месяц, при потреблении электроэнергии  без счетчика – 45 рублей в месяц (ноябрь 1918). 15 января 1919 последовало ограничение работы электростанции: электроэнергия подавалась с 7-00 до 9-00 и с 18-00 до 01-00 часов ежедневно, а с 19 января 1919 – отключены от электроснабжения все потребители кроме советских учреждений, которым электроэнергия поставлялась по заявкам. 

Могилевский губернский совет народного хозяйства пытался обеспечить электростанцию нефтью бомбардируя уезды запросами о наличии на их территории нефтеперерабатывающих заводов и естественно получая ответы об их отсутствии. С большим трудом на станцию в январе 1919 было доставлено 210 пудов нефти, что было совершенно недостаточно для нормальной работы. Уже в начале 1919 года в целях экономии нефти на электростанции был установлен локомобиль «Генриха - Ланца» (паровая электросиловая установка на твердом топливе) мощностью 100 лошадиных сил. КПД локомобиля был в 4 раза ниже двигателей Механического завода «Людвиг Нобель» (всего 5%), а себестоимость одного кВт/ч в два раза выше. Тем не менее из-за продолжающегося дефицита нефти локомобиль был в работе по 18 часов в сутки, а дизельные двигатели включались только в часы пиковой нагрузки. В июле 1919 года была установлена аккумуляторная батарея «Тюдор» емкостью 580 ампер – часов. 

Требовалось произвести ремонт всех двигателей. Выполнение этих работ сопровождалось большими трудностями. Обращения на быв. Завод братьев Нобель с просьбой «опираясь на самосознание передовых Петроградских рабочих… ускорить выполнение заказа», в секцию по металлу Высшего Совета Народного Хозяйства (т.е. в правительство Р.С.Ф.С.Р.) «Роль Могилевской Городской   Электростанции как учреждения освещающего город прифронтовой полосы столь значительна в политической жизни фронта, что остановка ея не мыслима…» решить вопрос не смогли. Более действенной мерой стало направление «толкачей»  на завод Нобиля сначала агента, а затем и заместителя председателя электростанции т. Эленбоген, которые смогли протолкнуть  выделение запчастей и ремонт двигателя.

Еще более детективной историей стало обслуживание аккумуляторной батареи, она требовала доливки серной кислоты. Заместитель председателя т. Эленбоген ездил в Москву, доказывал сначала собственно существование самой батареи. Следующий этап – Аккумуляторная секция Главэлектроотдела потребовала произвести предварительный осмотр специалиста и получение соответствующего заключение.   Монтер должен был приехать в августе 1921г., однако прибыл он только в ноябре 1921 года. Заключение было получено. Снова «толкач» отправляется в Москву, но безрезультатно. В итоге аккумуляторная батарея доливается дистиллированной водой, что отрицательно сказалось на ее мощности. 

Еще в 1914 году в Могилеве остро ощущался дефицит мощности городской электростанции.  В 1921 году была предпринята попытка приобрести с помощью «толкачей» в Петрограде 3-х цилиндровый дизель – мотор на заводе братьев Нобиль в 300 л.с. и 2 динамо-машины на заводе Сименс-Шуккерт. Дизель – мотор на заводе готовы были отдать за 15 пудов муки, 7 пудов мяса, 2 пуда сахара, 300 аршин ситца, 4 пуда крупы; динамо-машины оценили в 4 млн. рублей.  Однако, несмотря на все усилия «толкачей» выбить эти средства из местных совнархозов не удалось и оборудование приобретено не было.

В итоге 1919-1921 годах несмотря на значительные трудности персонал электростанции выполнил ремонты всех имеющихся двигателей и обеспечил электроснабжение города Могилева. Мощность электростанции превысила довоенный уровень, но значительно увеличить мощность не удалось. Штатная численность персонала станции к 1921 году составляла 75 человек, включая в себя административный персонал – 2 человека, контору – 22 человека, механический цех – 32 человека, электротехнический цех – 19 человек. 

Хронической была проблема сгнивших деревянных опор, ежегодно планировалось замена в количестве 400-500, однако эти работы выполнялись только по аварийным опорам. Так в 1921году монтерам электростанции предлагали произвести замену опор сдельно, но они не сошлись в расценках с тарифным отделом и работа выполнена не была. Перетяжка линий, подтягивание  и упорядочивание вводов все же была проведена, что позволило повысить надежность электроснабжения. Электростанция обеспечивала снабжение 3000 абонентов, имелось 700 счетчиков. В сутки фиксировалось не более 10 повреждений на электростанции. 

Достаточно напряженными были отношения электростанции с СНХ,  подразделениями Красной армии дислоцировавшимися в г. Могилев и другими абонентами:

5 февраля 1920 года на электростанции случилась аварийная остановка. На станцию прибыл Председатель Окружного совнархоза т. Беляев, который нецензурно выражался в присутствии рабочих в отношении членов правления электростанции и обещал направить их в ЧК. После этих событий 4 члена правления подали прошения об отставке, протестуя против таких действий. 

Военный комиссар дивизии требует обеспечить электрическое освещение в помещениях, которые занимают прибывающие подразделения, и угрожает привлечением к ответственности за саботаж. Могилевский совнархоз (электростанция) обвиняет в сложившейся ситуации убывающие подразделения, которые при смене дислокации снимают проводку, а вновь прибывшие части взламывают склады, угрожают арестом персоналу. В итоге каждые 2-3 месяца приходится заново делать электропроводку в зданиях. Военнослужащие 8 стрелковой дивизии производят самовольные подключения к электрической сети.

 Электростанция прекращала отпуск электроэнергии с 18-00 до 22-00 в целях экономии топлива. Чугуно – литейный завод выполнял заказы воинских частей и просил электроснабжение до 21-00. Ответ электростанции - Предлагаем снабжению армии предоставить дополнительно топливо пропорционально выработке.

Электростанция подавала напряжение в вечернее и ночное время только по отдельным линиям, Правление единого потребительного общества просит подключить их к линии, которая работает постоянно. Ответ электростанции: готовы подключить, если предоставите медный провод в нужном количестве.  Поскольку провода до нужного пункта у ЕПО не оказалось, оно предприняло попытку через управление делами СНХ обязать подключить их к ближайшему (Тульскому пункту). Ответ электростанции – нет технической возможности. 
Граждане частенько подключались к электрическим сетям без разрешения. Работниками электростанции эти подключения выявлялись, составлялись акты и изымались проводка, выключатели и патроны. Самовольные подключения граждан расценивались судами как уголовное преступление - совершение хищение электроэнергии.
 
Архивные документы рисуют достаточно тяжелую картину быта работников электростанции. 

Зарплата сотрудников зачастую была ниже прожиточного минимума  и руководством электростанции констатировалось, что заинтересованность персонала в работе  низкая, персонал постоянно думает о дополнительном заработке в рабочее время и после работы. Имели место грубое нарушение трудовой дисциплины когда дежурная смена в полном составе отсутствовала на рабочем месте. Впрочем указанный персонал даже не был уволен. 

Для стимуляции персонала предпринимались попытки выдачи спецодежды для всего персонала станции. Работниками отмечалось крайне низкое качество спецодежды, которая изготавливалась из ситцевой ткани (вместо запрашиваемой прорезиненной). В выдаваемых сапогах подошвы были низкого качества, а их замена обходилось работникам в половину месячного заработка.  При замене сгнивших столбов с линий электропередач старые столбы отдавали электромонтерам в виде премии. 

Из-за невысоких зарплат, их задержки персонал на электростанции долго не задерживался. Имелась проблема и комплектованием вакансий и с крайне низкой квалификацией присылаемых с Биржи труда граждан.  Так в 1921 году почти все работники имели стаж работы на станции 1-3 года и только 8% персонала имели стаж с 1915 года и ранее. Текучесть персонала была очень значительная, например, только за май 1921 года 12% персонала уволилось.  Более престижно в эти годы было работать на   мельнице или на предприятиях где выдавался паек, поэтому персонал туда «перебегал». Работники, получившие подданство других государств, стремились в них выехать.
Сохранился целый ряд заявлений, в которых работники просят выделить им по твердым ценам: кожу для сапог  -   контролеры электростанции; фунт мыла и 10 грамм сахарина – конторщики электростанции (поскольку приобрести эти товары   по свободным ценам они  не имеют возможности). Заведующий электростанцией - бесплатные дрова для отопления квартиры.

Не обошел электростанцию и жилищный вопрос. В казенных квартирах при электростанции проживало 40 человек. Это были работники электростанции и члены их семей. В.Р. Доблера, работавшего механиком электростанции с момента ее постройки, в 1920 году перевели в Могилевский СНХ, и фабрично – заводской комитет электростанции попытался выселить его из квартиры. Пришлось вмешиваться Президиуму Могилевского СНХ, который запретил выселять  В.Р. Доблера.

Освещение одной лампочкой обходилось абоненту в апреле 1920 года ежемесячно в 10% от медианной зарплаты по станции. Для сравнения в 1913 году стоимость электрического освещения составляла 2,8% от минимальной зарплаты (например сторожа). Тем не менее, желающих стать абонентами станции было много. Видимо заработная плата не была единственным источником дохода населения.
 
Развитие политики «военного коммунизма» привело к тому, что 27.01.1921 Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР было отменено взимания платы за жилые помещения с рабочих и служащих, за коммунальное обслуживание — с государственных учреждений и предприятий и их рабочих и служащих и о распространении указанных льгот на инвалидов войны и труда и лиц, находящихся на иждивении рабочих, служащих и инвалидов, на семьи красноармейцев и военных моряков и на всех лиц, находящихся на попечении Народных комиссариатов социального обеспечения и здравоохранения. Применительно к Могилевской городской электростанции это означало, что с 01.01.1921 электроэнергия отпускалась потребителям бесплатно. Это немедленно вызвало проблему с финансированием работы электростанции, поскольку абоненты перестали производить платежи, а финансирование в Гомельском губернском СНХ даже в марте 1921 предусмотрено не было. Электростанция выживала, взыскивая задолженность образовавшуюся до 01.01.1921, хотя это противоречило Декрету. Бесплатная электроэнергия породила наплыв абонентов, желающих подключится к станции, однако дефицит мощности не позволял подключить желающих. Вторая проблема – поскольку электроэнергия стала бесплатной и абоненты совершенно не желали ее экономить. Президиум Могилевского СНХ был вынужден установить лимит электроэнергии на абонента 5 кВт/ч в месяц, а при превышении лимита постановил отключать абонента на 3 месяца.
 
В целом политика «военного коммунизма» демонстрировала свою нежизнеспособность в мирное время.  В марте 1921 года X съездом РКП(б) была принята новая экономическая политика. Продразвёрстка заменялась продналогом в деревне, использование рынка и различных форм собственности, привлечение иностранного капитала в форме концессий, проведение денежной реформы. Впрочем, реализация принятого решения не означала быстрого перехода к свободному рынку. 

В июле 1921 года на государственном уровне от практики бесплатной электроэнергии пришлось отказаться. Но эксперименты с ценообразованием и поиском социальной справедливости не прекратились. Плановая себестоимость 1  кВт/ч составляла  1500 рублей. Утвержденная Экономсоветом цена для нетрудового элемента (кулакидуховенство, торговцы, лица, прибегающие к наёмному труду с целью извлечения прибыли, служащие и агенты бывшей полиции, бывшие дворяне и так далее) 1500 рублей за 1 квт-час, для членов профсоюза 750 рублей за 1 квт-час. Однако большинство абонентов оказались членами профсоюза и станция несла большие убытки. 
С октября 1921г. последовало новое решение экономсовета, 28 000 рублей в месяц с лампочки для нетрудового элемента и 4000 рублей с лампочки в месяц для членов профсоюза (пропорционально заработка абонента к прожиточному минимуму). Военнослужащие потребляли электроэнергию бесплатно. Такие тарифы  очень усложняли расчеты и ухудшали экономическое положение электростанции, вплоть до того что не хватало средств на выплату заработной платы персоналу. Высокая инфляция вынуждала требовать вносить оплату с абонентов непосредственно в кассу электростанции. 

В рамках перехода к НЭПу в октябре 1921 года властями Могилева констатировалось, что организованные ранее государственные белошвейные, портняжные, сапожные, заготовочные,  шапочные мастерские себя не оправдали и были закрыты. Предприятия живут за счет старых запасов сырья, распродавая продукцию. Например кирпичный завод проедает оборотные средства т.к. в калькуляцию заложена старая стоимость топлива. Мельница (быв. Певзнера) не получает оплату за помол зерна от продорганов. Бетонный завод приносит одни убытки. На чугунолитейном заводе (быв. Мазье) не осталось персонала. На маслобойном заводе не осталось администрации, и происходят хищения. Пивзавод   (быв. Яника) -  производство фактически прекратилось.

Предприятия продолжали существовать только вследствие того, что или государство, владевшее печатным станком, брало к себе на содержание рабочих, или же рабочие продавали и проедали основные капиталы предприятий. Общей бедой было не эффективное управление производством, резкое увеличение управленческого персонала, отсутствие сырья, отставание цен от реальных затрат на производство. Констатировалось, что в отличие от капиталистических предприятий работники СНХ при исполнении своих обязанностей не несут ответственности за причиненные своими действиями убытки и необходимо разрабатывать систему их стимулирования. Как пример приводилась  электростанция, где и техническая сторона производства, и экономические показатели были значительно лучше, чем у других предприятий. В итоге решение виделось либо в передаче в аренду предприятий, либо их закрытии. В государственном управлении планировалось оставить только 4 предприятия, в том числе электростанцию.
 
ПЕРВУЮ ЧАСТЬ СМОТРИТЕ ПО ССЫЛКЕ
ВТОРУЮ ЧАСТЬ СМОТРИТЕ ПО ССЫЛКЕ

Автор: Сергей Шевченко

Хочу высказать признательность предоставление материалов для подготовки настоящей статьи работникам Учреждения «Государственный архив Могилевской области».

Фото предоставлены автором


Друзья, оцените данную статью и оставьте свой комментарий по этой теме!

Социальные комментарии Cackle