8-04-2022, 13:00
Леонид Плоткин
496

Могилев в оккупации: загадочный капитан Юров

17 ноября 1941 года на Советской площади Могилева немецкие оккупанты казнили четырех подпольщиков.  Это были три военных врача работавшие в госпитале для военнопленных: Кузнецов, Паршин и Пашанин. Четвертым оказался капитан Юров.Впрочем, может быть и не капитан, и не Юров. Подпольщики часто скрывались под чужими фамилиями.

Тем не менее, человек под данной фамилией несколько месяцев наводил ужас на захватчиков. Он врывался к немцам с пистолетом в руке и хладнокровно, в упор, среди белого дня расстреливал  фашистов.Тем и вошел в историю Могилева, став городской легендой того времени..

Было немало попыток определить,  кто есть кто  этот капитан Юров. Можно посмотреть достаточно обширный список капитанов с такой фамилией на сайте  «Мемориал».Но все они погибли  или пропали без вести не  в том месте и не в то время.

 Но, в прошлом году состоялась в Могилеве научная конференция посвященная истории  Могилева, и на ней Т.Калинина сообщила, что  имя храброго подпольщика установлено : это Юров Федор Яковлевич,  военврач 3-го ранга, временно исполнявший должность командира 377-го медико-санитарного батальона 232-й стрелковой .Пропал без вести 15.08.1941 года .

 И что же получается? Федор Юров числится пропавшим без вести только по данным архива министерства обороны РФ, а на самом деле военврач бросил свой медсанбат и каким-то чудесным образом  оказался в Могилеве.

 Как пишет Т.Калинина «По воспоминаниям Гуриева И.Г., в период обороны – комиссара 1-го противотанкового истребительного резервного батальона ,созданного из отходящих группами и в одиночку бойцов и командиров Красной Армии всех родов войск и службы, который с 10.07.1941 года переброшен в подкрепление 388-го стрелкового полка, Юров Ф.Я. назначен командиром батальона после ранения комбата и командиров трех батарей. Ранен в голову, находился на излечении в дивизионном госпитале.»

 Действительно, в состав 388-го полка был включен сводный стрелковый батальон. Но командовал им, как следует из документов, ст.лейтенант Пешеванов. И были в этом батальоне не батареи, а роты, и никаких танков этот батальон из орудий  не истреблял. Да и кто бы доверил командовать стрелковым батальоном  врачу, не имевшему военного образования. Толковых командиров и без него в  Могилеве хватало.

 Как следует из архивных данных, перед войной  Ф.Юров служил в 232 –й стрелковой дивизии входившей в состав Харьковского военного округа. Эта дивизия вступила в бои с немцами в районе Жлобина только 13 июля, когда Могилев уже был полностью окружен. Каким образом  Ф.Юров мог попасть в Могилев, остается загадкой. Странно и то, что  из всей дивизии  15 августа только командир медсанбата  пропал без вести. Кстати, в тот период дивизия тяжелых боев не вела, медленно отступая, и в окружение не попадала. Да и пропав 15 августа, военврач  Юров никак не мог принимать участие в обороне Могилева, которая закончилась 27 июля.

 Так что вопрос о храбром капитане Юрове остается открытым.

 Что касается воспоминаний  И.Г.Гуриева, то не во всем им можно доверять. Например, в книге «Солдатами были все» он упоминает лейтенанта Ралдугина, командира  3-й батареи их  батальона. А в других воспоминаниях он уже сообщает о Павле Радугине и командире батальона капитане Георгии Надирадзе.

Поиск по архиву Минобороны РФ показал, что в данном случае речь идет о лейтенанте Ралдугине Степане Гавриловиче, замполите батареи 77-го артполка 29-й  мотострелковой дивизии, воевавшей в районе Ломжи. Попав в окружение, Ралдугин потом оказался в Могилевском госпитале для военнопленных, где и вступил в группу подпольщиков.

Леонид Плоткин, специально для сайта masheka.by

 


Друзья, оцените данную статью и оставьте свой комментарий по этой теме!

Социальные комментарии Cackle