28-05-2013, 14:27
Леонид Плоткин
5 098

История Могилева: 1941 год. С учебных сборов не вернулись



Мне не раз приходилось встречать в могилевских газетах письма жителей города и области, пытающихся узнать судьбу своих родственников. Тех, которые перед самой войной были призваны на учебные сборы, но так и не вернулись домой.

В начале июня 1941 года многие военнообязанные могилевчане получили повестки явиться на учебные сборы. На сборных пунктах горвоенкомата их комплектовали в команды и отправляли на ст.Друть, где находился летний лагерь 161-й стрелковой дивизии, дислоцировавшейся в то время в Могилеве и его окрестностях.Управление дивизии, 477-й стрелковый полк, 628-й легкий артполк, саперный батальон, медсанбат, батальон связи и отдельный зенитный батальон находились в Могилеве,542-й стрелковый полк и разведбатальон в Полыковичах, 603-й стрелковый полк и противотанковый дивизион в Чаусах,632-й гаубичный артполк в Быхове.

Дивизия начала формироваться летом 1940 года в Могилеве. Некоторые из офицеров запаса, проживавшие в Могилеве, были вновь призваны в армию и направлены служить в 161-ю дивизию. Так, например, младший лейтенант Понкратов Антон Павлович, из барака №3 на поселке кожзавода переместился в Полыковичи, в казармы 542-го стрелкового полка, где ему поручили командовать взводом связи. А вот младшему лейтенанту Фиратину Павлу Ивановичу, жившему по ул.Минское шоссе.д.13.кв.2 повезло больше- он остался служить в Могилеве командиром взвода связи 477-го стрелкового полка. Были в составе 161-й дивизии и могилевчанки. Фельдшер 169-го медсанбата Кучинская Валентина Антоновна,1921 года рождения была призвана в армию с ул.Менжинского,д.11.кв.2. В дивизии служила не только молодежь. Вот Штыхин Георгий Андреевич с Вербной улицы, д.4,старший военный фельдшер 632-го гаубичного полка, был женат и имел троих детей. И было ему в 1940 году аж 52 года.

По штатам мирного времени дивизия была почти полностью укомплектована командным и политическим составом. Мы не говорим офицерами, но подразумеваем, потому как официально офицеров и в1940 году ,и к началу войны в составе РККА не значилось. Дивизия имела 6000 бойцов и командиров родом со всего Советского Союза.. На учебные сборы было призвано ещё 6000 человек, до полного штата военного времени не доставало 2500 человек. По мобилизационному плану призывники для 161-й дивизии набирались из жителей города Могилева и области.

Что это были за учебные сборы?

Мобилизационным планом 1941 года предусматривалось проведение мобилизации по двум вариантам. Первый вариант - это проведение мобилизации отдельных военных округов, отдельных частей и соединений, устанавливаемых специальным решением Совета Народных Комиссаров Союза ССР — скрытым порядком, под видом так называемых "Больших учебных сборов (БУС)".В этом случае призыв военнообязанных запаса, а также поставка приписанного к частям автотранспорта и конского состава должны были производиться персональными повестками, без объявления приказов НКО.

Второй вариант предусматривал проведение общей мобилизации всех Вооруженных Сил Союза ССР или отдельных военных округов открытым порядком, т.е. когда мобилизация объявляется Указом Президиума Верховного Совета СССР. В данном случае призыв военнообязанных производился приказами народного комиссара обороны, доводимых всеми возможными способами для общего сведения, как это и произошло 23 июня 1941 года в Могилеве.

В апреле — мае 1941 г. Наркомат обороны и Генеральный штаб РККА приняли решение провести скрытое отмобилизование военнообязанных запаса под прикрытием "Больших учебных сборов" (БУС). Всего на учебные сборы до объявления войны было призвано свыше 800 тыс. человек, что составляло 24% приписного личного состава по мобилизационному плану МП-41.В Западном особом военном округе, куда относился и Могилев, планировалось призвать на сборы около 57 тысяч человек.

В середине июня 1941 года командир 161-й стрелковой дивизии полковник Михайлов получил приказ: дивизии скрытно, пешим порядком, выдвинуться в Колодищи, что чуть восточнее Минска. Выполняя приказ, дивизия 17 июня двинулась на запад. С началом войны, когда она находилась недалеко от Минска, поступил другой приказ - занять оборону севернее Минска в составе 2-го стрелкового корпуса. После нескольких дней боев, потеряв 603-й стрелковый полк в районе Острошицкого Городка,28 июня дивизия стала медленно отступать на восток через леса и болота севернее Могилевского шоссе. В ходе отступления дивизия наталкивалась на подвижные отряды противника и вступала с ними в бой. Связь штаба с некоторыми подразделениями была потеряна и судьба их до сих пор неизвестна. Остатки дивизии 10 июля 1941 года форсировали Днепр в районе Шклова и двинулись в сторону Горки для соединения с частями Красной Армии. Примерно этим же маршрутом двигались и войска противника. Недалеко от Горок их пути пересеклись, и пришлось вступить в бой. Одной группе дивизии удалось прорваться в сторону Кричева и 17 июля 1941 года примерно 500 человек во главе с командиром дивизии встретили своих. Другая группа, численностью в 1000 человек, после блужданий по лесам перешла линию фронта южнее Смоленска. Вышел из окружения и Степан Терехов, политрук батареи 135-го отдельного противотанкового дивизиона. Перед самой войной, ответственный секретарь Краснопольской районной газеты «Чырвоны сцяг» был призван на сборы и оказался в рядах 161-й стрелковой дивизии.

Но так повезло не всем.20 августа 1941 года начальник штаба дивизии майор Мурашов и военком полковой комиссар Виноградов направили в штаб 20-й армии список начальствующего состава частей дивизии, пропавшего без вести 6-7 июля 1941 года во время выхода из окружения. В этом списке 421 фамилия. Если учесть, что на начало войны в дивизии по штату имелось 1196 командиров, то это почти треть. Но есть большие сомнения, что список полный.

Есть в этом списке и Фиратин Павел Иванович. Правда, здесь он значится как Фирагин и командир взвода связи 542-го стрелкового полка. В части фамилии скорее можно поверить базе данных Министерства обороны, всё-таки Павел Иванович был кадровым военным. А вот место службы лучше знали непосредственные командиры, поскольку в ходе войны пришлось делать большие перестановки. В базе данных «Мемориал» мл.лейтенант Фирятин П.И. числится пропавшим без вести между 22.06.1941 г.и 18.06.1943 г.

Ещё интереснее история мл.лейтенанта Понкратова.А.П. В 1945 году его исключили из списков РККА как Антона Пантелеевича и командира взвода связи 542-го стрелкового полка пропавшего без вести между 1.10.41г. и 31.12.41 г. Потом выяснилось, что он служил командиром минометного взвода 603-го стрелкового полка и пропал без вести в декабре 1941 года. В 1947 году отдел кадров Белорусского военного округа сообщил в вышестоящую инстанцию, что Антон Пантелеевич вовсе не ПОнкратов, а ПАнкратов. Наконец, в 1952 году кадровики пришли к выводу, что из списка командного состава следует исключить Понкратова Антона Пантелеевича, пропавшего без вести 6 июля 1941г. И , чтобы совсем запутать ситуацию, в списке пропавших без вести командиров 161-й стрелковой дивизии, составленного в штабе дивизии 20 августа 1941 года, командиром минометного взвода 603-го стрелкового полка значится Понкратов Антон Понкратович. Но эту ошибку можно списать на усталость штабного писаря.

Другие наши земляки, о которых шла речь выше - Штыхин Г.А. и А.П,Кучинская В.А тоже пропали без вести. Как и когда, никто не знает. Нет о них упоминания и в книге «Память.Могилев».

Так это мы говорим о тех, кто служил в 161-й дивизии ещё до начала войны. Тогда был хоть какой-то порядок в кадровой документации. Сборы, а, тем более, полную мобилизацию проводили в спешке, списки составлялись кое-как, командиры даже не успели толком ознакомиться со своими подчиненными. Последующее окружение вообще выбило людей из привычной колеи, документация была потеряна, уничтожена, захвачена противником.. Вот так и остались пропавшими без вести тысячи наших земляков.


Леонид Плоткин,
специально для сайта masheka.by


Друзья, оцените данную статью и оставьте свой комментарий по этой теме!