28-09-2018, 19:00
Елена Максимова
1 358

ТАК БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО! Разговор с режиссером спектакля «Жоўты пясочак» Камилей Хусаиновой



ТАК БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО! - молоточком стучало в голове во время полуторачасового спектакля «Желтый песочек» по одноименной повести Василя Быкова. Молодой режиссер-постановщик Камиля Хусаинова добилась от зрителей «Крика», как на известной картине Мунка. 

- У Василя Быкова в  «Карьере» есть цитата: «Все, наверное, в порядке вещей, такова жизнь». Но ваш спектакль, Камиля, воспринимается как протест, бунт…

- Тот же Василь Быков написал: «В этой жизни все очень просто». Простая истина: люди не имеют права расстреливать других людей, отбирать у них жизнь. Совсем странно, когда свои стреляют в своих. Тридцать седьмой год точку в незаконных расстрелах не поставил…  Принять этот факт я не могу…

- И Вы поставили на Малой сцене Могилевского театра  смелый спектакль с мощным гражданским посылом. Но ведь мудрая женщина Виктория Токарева сказала в интервью абсолютно верную вещь: «Бунтовать против системы – это как стоять со стульчиком и пытаться им наивно защититься от поезда, который несется на тебя…» И в вашем спектакле этот стук все время нарастает: сначала  стук ложки о стакан, потом топот ног  шести приговоренных… 



Вам не было страшно? Делать бунтарские постановки – удел мужчин. Женщины такие хрупкие и беззащитные! Вы похожи на нежный цветок…

- Вы мне льстите! Просто сегодня я надела красное платье, потому что Мама приехала на премьеру – вот я и хотела ее порадовать.


- Почему Вы все-таки не побоялись обратиться к теме репрессий, тогда как этот страх не изжит и живет в нас до сих пор на каком-то генном уровне?

- Я принципиально не разделяю мир на мужчин и женщин.  Мужчина или женщина – не важно! Важен Человек и его внутренняя свобода. Истина есть   внутри каждого из нас. Нельзя «замуровывать» свой внутренний голос, так можно потерять себя. Нужно действовать согласно с совестью. Если ты можешь сидеть и молчать, если у тебя внутри нет крика, то не надо! «Промолчи, промолчи, промолчи…» 

- Ваш спектакль причиняет боль, заставляет страдать… Может, все дело в этом грузовике, который занимает полсцены… Галина Волчек – главный режиссер  «Современника», постановщик «Крутого маршрута» по книге  репрессированной Евгении Гинзбург  - призналась, что не может без содрогания смотреть на будки, в которых везут людей, как рогатый скот…


- Когда я собирала материал, мне все время на глаза попадались  «автозаки» - машины для заключенных.   Их вид очень угрожающий - в этой будочке сидит несколько человек. Каждый человек – это чья-то судьба. И вот в данную минуту эту судьбу везут ломать…

- В конце спектакля у вас появляются бабочки… Знаете, как я восприняла эту метафору? Так дрожит сердце человека, по судьбе которого решили проехаться  железными баками, которые у вас на сцене… Вы так верно  почувствовали этот  ужас, когда на кону жизнь и судьба.  И так страшно прозвучало слово «адчыніце!»

- Как “зачыніце!” 

- И в этом столько обреченности! Скажите, вам всех шестерых одинаково жалко? Среди них есть уголовник, и, может, он заслужил такой конец в яме… 


- Он вызывает у меня симпатию! Игра   Чеслава Вилькина по-хорошему вырубила меня  как режиссера. Очень способный парень. Я просто  набросала ему рисунок  роли – все детали образа  хулигана артист  прорабатывал сам. Ему нужно было время самостоятельно примерить на себя эту роль урки, пожить с ней, походить по улочкам города. Его уголовник во многом лучше остальных. Он смелее и честнее. 

Единственный, кто сопротивлялся, не стремился угодить начальнику  и не толкал машину, которая везет всех  их на погибель. 

Единственный, кто плюет на подачку  в виде перекура… Единственный, кто не был овцой…


- Камиля, и сразу хочется сказать Вам спасибо, что открыли могилевчанам Чеслава Вилькина! Мы  уже полюбили  актера после роли Гадкого утенка –и тут вдруг таким сюрпризом стал его Жиган-лимон! Повеяло шлягерами «Владимирский централ» и «Девочка-пай» Михаила Круга. 



А нахрапистый, темпераментный, злой, как черт, бывший энкавэдэшник Ивана Труса разве не заслужил такой конец на дне карьера?


- Тут нельзя рассуждать в таком ключе: заслужил – не заслужил. Здесь не важно, виноват или не виноват. Это дело случая. Тебя могли забрать просто потому, что ты был необходим по разнарядке…

- Как того попа из соседнего села, которого попросил для дела старательный Костиков – яркий образ Андрея Корзана... До этого зрители помнили актера как харизматичного Емелю из сказки «По щучьему велению»… 

- Сказка о социалистическом рае обернулась ужасом. Шесть человек из спектакля – это символ огромного количества жертв репрессий, времени   стукачей.   Стук в дверь – еще один символ той страшной эпохи… И это постоянное чувство гнета, которое нагнетается в стране, мешает людям трезво мыслить, критически воспринимать новости и делать свободный выбор, верить или не верить… 



- В спектакле вы очень точно воссоздали атмосферу всеобщего страха. Мы все сидели как мыши под веником, нас всех придавило страхом, мы боялись шелохнуться на протяжении всего действия… 

- Мы с актерами добивались этой эмоции не агрессией – совсем другими средствами. Во-первых, мы так ритмически выстроили спектакль. У нас нет сцен без звука. А при звуках зритель настораживается еще больше…

- Симптомы тревожно-маниакальной депрессии, в которой находилась вся страна. При этом повсюду распевали бравурный марш: «Нам песня строить и жить помогает!» 

- Мы поэтому и включили эту песню в нашу постановку. Во-вторых, я прошу ребят играть наивно: когда убивают человека, который рвал на себе жилы и кричал, то его не так жалко, как жалко того, кто не понимает, что происходит вокруг.  Почему вдруг сгустились над ним «хмары»…

- Самый большой наив – это Автух Козел. Как здорово сыграл этого единоличника Максим Чернюк! Это такая неадекватность, инфантильность?

 

- Мне кажется, это свойство советского человека, он смотрит на мир широко раскрытыми глазами, принимает все лозунги за чистую   монету и  на белое говорит черное только потому, что ему так сказали. Это враги! И ни у кого  даже   сомнений не возникло. Гнилой Запад прогнил от капитализма! И этот лозунг принимался на веру. На репетициях мы использовали приемы из клоунады…


- Эти приемы так здорово показала актриса Ирина Дунченко – дворничиха и жена  буржуйского чмыря Валерьянова. Эта сцена, когда Даниил Самкнулов подает советской гражданке ажурные белые чулочки из посылочки из Кракова, доооолго стоит потом перед глазами… 
 
Чью актерскую пластику вы находите как режиссер наиболее удачной?


- Очень нравится мне, как делает своего персонажа Саша Кулешов. 


- Его герой послушный советский гражданин, так?

- Ну, он шестерка. Шестак! У него пластика шустрого, юркого человека, способного быстро приспособиться к любым обстоятельствам. Он на воле был ударником – он и в тюрьме стал ударником! Везде без мыла в душу влезет. Свой в доску парень! 
 
- То есть с социализацией у него все в порядке. И тем не менее его тоже очернили и назвали врагом социализма. Все жили по-разному…

- но всех вшестером приговорили к расстрелу! 


- Вы интересно использовали прием зеркала: будущая судьба героя Андрея Корзана отражается в сломанной судьбе палача Ивана Труса. Они пауки в банке… 

- Исторический факт: многие энкавэдэшники не выдерживали внутренних голосов совести и страха наказания -  и стрелялись. 


- Одну метафору я не совсем расшифровала…

- Какую именно метафору?

- Дочери – ангелята белогвардейца Валерьянова после ареста отца несут как бы куколок из черных чулок и   выдавливают из них яйцеобразную массу…

- Так и есть. Граждане своего государства и есть его дети. И тоталитарное общество выскребает своих членов партии и также не членов партии. Эта метафора передает и ощущения детей, родителей которых раздавило катком государства.

- Это такая пронзительная тема! Молитва благородного Валерьянова о судьбе своих беззащитных перед жестким миром девочек в белых одеждах… 

И ребята играют – как молятся: каждый человек имеет право быть свободным и стремиться к счастью…


Ребятушки, иду! Простите, но меня ждут.

- Последний вопрос, Камиля! Как в жизни не стать пораженцем?

- У меня нет ответа на этот вопрос. 

- Тогда пусть отдувается Ремарк. У него в «Трех товарищах» есть такая мысль: на войне первыми погибали пораженцы – те, кто внутренне в своей душе смирились со смертью. Не смиряйтесь! Стучитесь до последнего – и дверь вам откроется.   


Елена МАКСИМОВА 
Фото Юлии ПЕПЛЕР


Мы будем Вам благодарны, если Вы поделитесь данной статьей с друзьями!

А давайте обсудим эту тему - напишите комментарий!