6-11-2019, 18:05
Retroman
148

Театр одесского разлива «Ланжеронъ» в Могилеве: интервью с Виталием Бондаревым



Театр одесского разлива  «Ланжеронъ» - это творческий союз заслуженного артиста Украины Виталия Бондарева и режиссёра театра – Галины Панибратец. Встретившись в 2006 году на фестивале в Болгарии, харьковчанин и одесситка создали свой первый, нашумевший в Украине спектакль «Тэза с нашего двора». А 2 и 3 ноября могилёвский зритель мог насладиться двумя моноспектаклями гастролирующего театра – сказкой для взрослых в стихах «Про Федота-стрельца, удалого молодца»  (по сказке Леонида Филатова) и трагикомедией «Моня» (по книге Эфраима Севелы «Моня Цацкес – знаменосец»). И, конечно, мы не могли упустить возможность поближе познакомиться с руководителем и актёром театра Виталием Бондаревым.
 
Вы называете «Ланжеронъ» театром «одесского разлива». Что под этим подразумевается?

Знаете, в Одессе очень много мемориальных досок –  столько же (и даже больше) творческих людей соприкасались с этим удивительным городом. Изначально при выборе материала мы планировали ориентироваться на тех авторов, которые так или иначе были связаны с Одессой: жили здесь, писали,…думали о ней (смеётся). 
 
А как пришла идея создания своего театра? Не единичного спектакля, не творческого проекта, а так сразу – с масштабного.

Началось как раз всё со спектакля. Слишком интересная работа была проведена над «Тэзой». Так показалось мне, режиссёру, зрителям, критикам. Этот спектакль до сих пор в репертуаре нашего театра идёт при полном аншлаге. Благодаря «Тэзе» и случился театр. 


 
Практически все Ваши спектакли – моно. Почему?

Во-первых, это одна из сложнейших форм театрального искусства. Здесь не спрячешься за партнера. За отведённое время ты должен проявить всё свое мастерство. Интересная форма, очень интимная. Сложная, требующая от актёра определённого уровня. Ты открываешься весь…даже если перед тобой тысячный зал.
 
Ещё я заметила, что во многих Ваших спектаклях, в том числе и в гастрольном «Моне», поднимается еврейская тема.  Чем объясняется интерес к этой нации?

 По-моему, это у Паустовского написано, что «большинство населения Одессы составляют евреи». Замечательные, мудрые, оптимистичные люди. Мне кажется, необходимо отдать должное этому народу. В том числе – посредством искусства. С другой стороны, если мы и начинаем спектакль с еврейском темы, то в итоге выходим на общечеловеческую. Театр для того и существует, чтобы показать отсутствие  границ. Между русскими, украинцами, белорусами… 


 
Кстати, о границах.В одном из интервью Вы сказали, что люди искусства должны строить между собою мосты. Судя по всему, у театралов Харькова и Могилёва это получается?
 
Думаю, что так. Впервые в Могилёв я попал в 2010 г. Приехал на фестиваль «М.@rt.контакт». Здесь познакомился с замечательным директором театра Андреем Новиковым. Завязались контакты, дружба. Теперь ездим с гастролями к вам, приглашаем ваших актеров к себе. 
 
Виталий, у себя в Харькове Вы организуете фестиваль малых театральных форм. Чем он отличается от могилёвского «М.@rt.контакт»?

Ну, понимаете, это совершенно два разных фестиваля. Наш «Театроник» - фестиваль театров малых форм. А «М.@rt.контакт» – это большой механизм, в котором всё работает, как часы. И уровень его организации  говорит о профессионализме работников и администрации театра. Да и Могилев – замечательный театральный город. На фестивальные спектакли залы набиты людьми. К сожалению, Харьков не может таким похвастаться. У нас ходят на свои спектакли, а когда приезжают гости, очень часто остаются полупустые залы. Не приучен Харьков к фестивалям. 


 
У Могилёва тоже есть проблемы: например,горожане не особо жалуют серьёзные спектакли.А у Вас, к примеру, один из наиболее частых жанров в репертуаре – трагикомедия. Он популярен у харьковского зрителя или близок Вам?
Через него легче рассказать историю. Вся наша жизнь – это трагикомедия. Не комедийные пьесы Камоллети (прим. ред. современный французский драматург-комедиограф), не трагедия Шекспира, а что-то между. Трагикомический мир.
 
Я знаю, что в пятницу Вы ездили на фестиваль национальной драматургии в Бобруйск. Можете поделиться впечатлениям?

А мы ещё не выступили – лишь побывали на торжественном открытии. Наш спектакль запланирован на 4 число. Вообще, с участием в этом фестивале связана целая история. Мы уже показали на могилёвской сцене и везём в Бобруйск трагикомедию «Моня» по книге Эфраима Севелы. И я был весьма удивлён, когда белорусская критика задала вопрос: почему наш спектакль присутствует на фестивале национальной драматургии. Пришлось объяснять, что Севела родом из этих мест, а его «Легенды Инвалидной улицы» - это рассказы о Бобруйске. 


 
К своему стыду, тоже не знала об этом. Но раз затронули Севелу, хотелось бы уточнить. Он написал свою книгу «Моня Цацкес – знаменосец» в 1977 году. На тот момент это звучало актуально, а сегодня… Вам не кажется, что на сегодня о войне сказано достаточно?
 
Ну что вы. Смотрите, у Высоцкого есть цикл песен о войне, которые популярны не меньше, чем всё остальное его творчество. А почему? Человеку интересно наблюдать за себе подобным, находящимся в нетипичной, пограничной ситуации. Спектакль «Моня» не о войне, он о маленьком человеке.
 
Что нового о маленьком человеке Вы хотели сказать?
Не новое, но важное. 
В какую бы скотскую ситуацию не попадал человек, он должен оставаться человеком. 
 
Немного наивный вопрос: что для Вас значит «оставаться человеком»?

Любить. Не предавать… (пауза), быть свободным. Вот что главное. Если у тебя это есть: любовь к себе, своему делу - ты счастливый, свободный человек. 


 
Можно ещё один личный вопрос? В начале нашего разговора Вы сказали, что «Ланжеронъ» - русскоязычный театр. Это позиция?

Да. Позиция. Мне кажется, что разнообразие языков делает страну богаче. Я не хочу, чтобы русский язык пропал на Украине. Мои мысли на этом языке. Почему я должен бояться своих мыслей? Я очень люблю украинский язык, у меня много украиноязычных друзей и мы прекрасно друг друга понимаем. Это только у политиков  проблемы. А между людьми, театрами этих проблем нет.
 
Белорусская публика понимает украинский колорит?

Вы же были вчера на спектакле. Белорусская публика замечательно адаптируется к украинскому юмору. Очень точно реагирует на все зонги, которые спектакль посылал в зал. Я вчера был под большим впечатлением от могилёвской публики: она прочитала всё очень точно. 
 
Недавно услышала такую фразу: «Театр для развлечения». Насколько Вы согласны с этим? 

Я бы не хотел, чтобы театр трансформировался. Мне кажется, одной из причин, по которой театр выжил за тысячелетия, – является его консервативность. Поэтому я больше люблю моноспектакли –  диалог со зрителем. Человек должен прийти в театр одним, а уйти другим – с надеждой. 


Настя Печенькова, специально для портала Masheka.by
Фото: Инга Усенко


Друзья, оцените данную статью и оставьте свой комментарий по этой теме!

Социальные комментарии Cackle