20-06-2019, 13:24
Краевед
264

238-я Карачевская стрелковая дивизия в боях за Могилев. Часть I



Из воспоминаний Красноштанова И.Д., генерал-майора, командира 238-й стрелковой дивизии в июне 1944 года


21 июня, совершив марш, части нашей дивизии сосредото­чились в лесу западнее населенных пунктов Дроновка, Глушец и Петуховка. Командир 121-го стрелкового корпуса генерал-майор Д.И.Смирнов поставил задачи дивизиям. Наша 238-я Карачевскаяя стрелковая дивизия выделялась во второй эшелон кор­пуса.


В ночь на 23 июня авиация наносила мощные удары но вражеским позициям. Багровые сполохи охватывали весь горизонт.


По прибытии в район сосредоточения в полках были выявлены уроженцы окрестных сел. Отыскали мы также несколь­ких старожилов из числа немногочисленных местных жителей, знающих броды на реке и скрытые подступы к немецким окопам на противоположном берегу реки Баси. В сопровождении их наши подразделения под покровом тумана перебрались через реку, бесшумно сняли дозорных и почти вплотную подползли к траншеям противника.


После этого полки приступили к переправе. Реку преодо­левали все новые и новые подразделения, перетаскивались орудия и минометы. А враг узнал об этом только тогда, когда в его окопы полетели ручные гранаты. В дымке забрезжившего рассвета возникали фигуры красно­армейцев, устремившихся в атаку. Многие ошеломленные гитлеровцы выскакивали из окопов и обращались в бегство. С пытавшимися сопротивляться наши бойцы вступили в рукопашную схватку. Видно было, как над траншеей вскидывались и опускались приклады, мелькали штыки, саперные лопатки.




Из рощи, к которой бросились убегавшие немецкие солдаты, послышалась ружейная и пулеметная стрельба. Фашисты били по своим. Мы увидели в действии приказ Гитлера, запрещавший солдатам под страхом смерти бросать занимаемые позиции. Отступавшие повернули назад к брошенным ими окопам, но их встретил меткий огонь наших воинов. Ошарашенные завоеватели прыгали в выбоины и воронки от снарядов, распластывались за кустами и пнями. Наши бойцы заставляли их выползать из-за укрытий и уводили в тыл.Пленные оказались из 60-й мотодивизии, доукомплектован­ной недавно в Могилеве тыловиками.


Из глубины вражеской обороны стал усиливаться артиллерийский огонь по занятой нами траншее. Он был довольно точным, чувствовалось, что рубеж заранее пристрелян. Из полков стали поступать донесения о потерях рядового и офицерского состава. Тяжело ранен был командир 2-го батальона 837-го полка коммунист капитан Бусыгин. Утром на моих глазах он бесстрашно вел батальон вброд через реку Басю. Выбив гитлеровцев из траншей, а потом, отразив несколько яростных контратак, батальон завязал бой за населенный пункт Холмы. Здесь комбат Бусыгин был ранен. Командование батальоном принял капитан Семенов, но через несколько часов он погиб.


В ходе боев я получил донесение от командира 837-го полка о том, что он принял решение атаковать населенный пункт, входящий в полосу 369-й стрелковой дивизии, так как последняя, преследуя противника, отклонилась вправо и между ее левофланговым полком и правым флангом полка нашей диви­зии образовался разрыв.Я решил уточнить этот вопрос на месте и выехал к место нахождению 837-го полка. Обстановку подполковник Разумов оценил правильно, и я ему дал лишь некоторые указания по организации наступления.




В ночь на 26 июня передовые батальоны полков с ходу форсировали реку Ресту. Завязались очень жестокие бои. По показаниям пленных, 12-я пехотная немецкая дивизия потеряла здесь за два дня более половины своего состава. Выбитый из укрепленной полосы противник стал отходить к Могилеву, прикрываясь сильными арьергардами. Мы неотступно преследовали его. Все было подчинено тому, чтобы не дать отступающему врагу закрепиться на выгодных промежуточных рубежах, нанести ему как можно больше потерь.


Сложные и ответственные задачи были поставлены перед разведывательными подразделениями. Специально подобранные группы из наиболее отважных и смелых разведчиков пробирались в тыл противника, уточняли его группировки, на­водили панику, подрывали мосты и устраивали заминированные завалы на пути отхода врага, внезапными обстрелами вы­нуждали его развертываться для боя или искать обходные пути.


Один вражеский батальон с несколькими бронетранспортерами показался из лесу, когда невдалеке продвигался на запад 837-й полк. Я и командующий артиллерией находились в одном из батальонов этого полка. Мы немедленно связались по радио с командиром полка Разумовым. На вопрос о том, видит ли он вражескую колонну, полковник ответил:


«Видим хорошо и принимаем меры по ее уничтожению».


Через несколько минут по фашистам прямой наводкой был открыт губительный артиллерийский огонь. Два бронетранспортера сразу же были подбиты. Заметавшегося в панике врага атаковали стрелковые роты. Уцелевшие гитлеровцы поброса­ли оружие и сдались в плен.


Сбитый с боевых рубежей у реки Прони враг пытался сопротивляться на оборонительных рубежах, подготовленных вдоль рек Баси и Ресты, но уже в ночь на 27 июня батальон 843-го полка под командованием майора И. Ф. Пошевеля завязал бой за левобережный  пригород Могилева — Луполово. Противник упорно сопротивлялся. Предстояла очередная бессонная ночь. Мало кто сомкнул глаза. На остановках многие, бывало, засыпали в самых невероятных позах.




Густой туман лежал над приднепровскими окрестностями ранним утром 27 июня. Этим воспользовались воины 837-го полка, достигшие Днепра в районе подорванного противником железнодорожного моста. Командир взвода гвардии лейтенант В. И. Кравченко искусно балансируя и лавируя, немедленно стал перебираться по фермам моста, увлекая за собой личный состав взвода. Смельчаки сумели бесшумно снять часовых, разминировали подступы к траншее и забросали ее гранатами. Противник открыл огонь из всех видов оружия, но туман снизил его действенность.


Пантелей Данилович ЮрченкоФорсирование Днепра изобиловало проявлением героизма. Он был поистине массовым. Сержанта Пантелея Даниловича Юрченко, помощника командира взвода, инициативного и находчивого, помню с зимы 1943 года, когда он был в лыжном батальоне. В сложных и на­пряженных рейдах по тылам противника он дважды при ранении офицера брал командование на себя и доводил до конца выполнение задания. Тогда на его счету было более 10 уничтоженных гитлеровцев. 


При выходе к Днепру Юрченко обнаружил в камышах лодку и, попросив разрешение разведать западный берег, с одним бойцом переплыл реку. Выявив расположение огневых средств противника, схему его окопов, на обратном пути они подцепили еще две лодчонки, но и сержант и его спутник были ранены. 


Сдав раненого солдата санитару, сделав перевязку себе, Юрченко, доложив обо всем виденном, совершил еще несколь­ко рейсов, перевозя людей и вооружение. Затем принял участие в атаке на траншеи врага и только после этого направился в медсанбат. Его подвиги были расценены как достойные звания Героя Советского Союза.


Используя лодки, шпалы, доски, пустые бочки и просто вплавь первыми форсировали Днепр 2-й батальон, которым командовал майор Матвеев, и 3-й под командованием майора Мартынова. Одновременно с ними переправлялась дивизионная разведывательная рота.



Саркисян Сурен Арташесович

Мужество и находчивость проявил связист 837-го полка ефрейтор Саркисян Сурен Арташесович. Этого молодого ереванца я запомнил еще во время боя на Десне, где он заслужил свою первую награду — медаль «За боевые заслуги». Будучи отличным связистом, Саркисян хорошо владел пулеметом и метко стрелял из автомата. Переправляясь через Днепр, Сурен тянул за собой конец телефонного кабеля с наблюдательного пункта командира полка. Кабель мешал связисту, течение относило его больше, чем других.Достав наконец ногами дно реки, ефрейтор устало зашагал к прибрежным кустам, но вдруг приостановился и присел. Справа, затаившись аа большим камнем, два гитлеровца устанавливали пулемет. 


Их замысел был ясен - они готовились открыть стрельбу во фланг нашему под разделению, форсировавшему Днепр. Саркисян опередил их и сразил обоих из автомата. Трофейный пулемет был обращен им против немецкой огневой точки. В процессе боя неоднократно обрывался кабель, отважный ефрейтор-связист вновь плыл по вздыбленной вражескими снарядами и минами реке, отыскивая место обрыва.


Грудь Сурена Саркисяна украшает сейчас Золотая Звезда Героя Советского Союза. Из нашей дивизии он выбыл по ранению в марте 1946 года. Окончив после войны политехнический институт, Саркисян работает инженером на одном из заводов в Ереване.



Фотографии носят иллюстративный характер


Друзья, оцените данную статью и оставьте свой комментарий по этой теме!