16-07-2015, 15:57
Краевед
646

История Могилева: как Борис Игоревич обиделся на Михаила Константиновича



Если у ж быть точным, то Борис Игоревич обиделся и на Григория Шалвовича, но об этом чуть позже. А всё началось с того, что в 1920 году Михаил Константинович Лемке написал такие строки: «Что сказать о современном Могилеве на Днепре (губернском)? Из многих вымирающих губернских городов (Смоленск, Калуга, Пенза) он не лучший. Небольшой, грязный, лишенный примитивных удобств, с четырьмя (!) вагонами одноконной тяги, идущими не шибче молодого солдата из строевого полка, пыльный, населенный еврейской беднотой, управляемый разнузданной полицией под предводительством солдафона, сгибающегося перед каждым придворным лакеем, — вот и все».

Подавляющее большинство могилевчан даже и не подозревает о существовании какого-то там Михаила Лемке. Но и сто лет назад мало кто из жителей Могилева мог предположить, что прогуливающийся по Днепровскому проспекту штаб-капитан средних лет – это довольно известный в кругах российской интеллигенции писатель, журналист, литературовед, исследователь истории Михаил Лемке. Настолько известный и авторитетный, что в 1907г. ему была посвящена отдельная статья в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона.

Борис Игоревич называет этого человека «ставочный офицер».Звучит довольно пренебрежительно, если учесть, что на то время Михаил Лемке был пожалуй самой образованной в Могилеве личностью, не взирая на обилие генералов, адмиралов, царской свиты и самого самодержца.В Ставке фактически являлся руководителем пресс-службы.

С помощью цифр статистики Борис Игоревич пытается доказать, что Могилев был большим, чистым, не пыльным ,со всеми удобствами, к тому же,совсем не еврейским городом.

Пожалуй, можно только согласиться, что Могилев вряд ли можно было отнести к числу умирающих. Это если судить по росту численности населения. Далее Борис Игоревич задается вопросом: «Как же тогда в такой «дыре» могла успешно функционировать Ставка, если в ней не было никакой инфраструктуры?» Да очень просто. Ведь до этого Ставка размещалась в ещё большей дыре, в Барановичах. И ничего, работала.

Михаил Лемке, в отличие от Бориса Игоревича, сам лично ходил по улицам и площадям города, посещал магазины и лавки, жил в гостинице «Метрополь, а завтракал и обедал в гостинице «Бристоль», посещал киносеансы в драмтеатре. И его совершенно не интересовало, сколько керосиновых фонарей зажигается вечером и сколько верст тротуаров имеется в Могилеве.

Кстати о тротуарах. Даже в 50-е годы прошлого века на некоторых участках Первомайской улицы, центральной улицы города, можно было наблюдать только подобие тротуаров. И, пока не положили асфальт на булыжник проезжей части, пыли летом хватало. Тротуаров до сих пор нет на многих улицах Могилева. Не везде вы найдете и твердое покрытие, как результат, в распутицу грязь по колено.

Не думаю, что Михаил Лемке специально сгущал краски. Просто ему, петербуржцу, всё виделось по-другому. Так же, как и герою произведения Бориса Акунина (Григория Шалвовича Чхартишвили) поручику Алексею Романову. Прибыв в Могилев из Петербурга, Алексей «увидел серые неопрятные улицы, по которым тарахтели грязные автомобили, носились рысью бесчисленные ординарцы, по тротуарам спешили замотанные офицеры всех родов войск».

Борис Игоревич в корне не согласен с писателем Акуниным, хотя и оставляет за ним право на художественный вымысел. Правда он не уточнил, что его больше возмутило в вышеприведенной фразе: автомобили, ординарцы или офицеры. Можно предположить, что серые неопрятные улицы. Правда и доказательств, что они выглядели как-то иначе, он тоже не приводит.

Если речь идет о, как выразился Борис Игоревич, многочисленных позитивных высказываниях современников, которые он далее приводит, то я не заметил там оценок состояния улиц и прочего городского хозяйства.Вот пишет могилевчанка М.Белевская: «До войны Могилев ничем не был замечателен и ничем не выделялся из ряда многочисленных русских губернских городов. Он уютно и живописно расположился на высоком правом брегу Днепра». То же самое отмечает, но только другими словами, и гимназист А.Власов. Так кто же спорит, так оно и было. Уютно и живописно, но местами пыльно. А весной и осенью ещё и грязно.

Далее Борис Игоревич приводит мнение путешественника В.Геймана, который проездом заскочил на автомобиле в Могилев, чтобы перекусить в ресторане гостиницы «Бристоль» и проследовать дальше. Тем знакомство с городом и ограничилось. Борис Игоревич напоминает также слова Императрицы. Она, посетив Могилев, в беседе с вице-губернатором отметила, что город ей нравится. Отчего же не нравиться, если царствующая особа жила в императорском поезде со всеми удобствами и кроме Днепровского проспекта и Большой Садовой улицы в городе ничего не видела. Это то же самое, как судить о состоянии дорог в современном Могилеве по Первомайской улице и проспекту Мира.

Я так понимаю, что Борис Игоревич Сидоренко, могилевский историк и краевед, решил вступиться за честь родного города. Тем более, что и повод есть: столетие со времени пребывания в Могилеве Ставки Верховного Главнокомандования. Не будь Ставки, не появился бы в Могилеве Михаил Лемке, который, по-моему, довольно объективно высказался о том, как выглядел город в те годы.


Мы будем Вам благодарны, если Вы поделитесь данной статьей с друзьями!

А давайте обсудим эту тему - напишите комментарий!