21-01-2014, 19:55
Леонид Плоткин
8 237

Гребенёво – деревня которой нет.Часть первая


Почти каждый могилевчанин знает, где находится поселок Гребенёвский. Известен он тем, что там живут цыгане, а рядом с поселком находится озеро Святое, одно из любимых мест отдыха горожан .А вот почему поселок называется Гребенёвский, теперь мало кто знает.За последние сто лет тысячи белорусских деревень исчезли с географической карты. Немало таких деревень было и в Могилевской области. Некоторые пострадали в годы войны, другие от чернобыльской радиации. Эти беды деревню Гребенёво, что когда-то размещалась под Могилевом, обошли. Зато другая напасть обрушилась на деревню –строительство комбината синтетического волокна. Нет теперь деревни Гребенёво, и никогда уже больше не будет.

История деревни ведет своё начало с незапамятных времен. В конце XVII-го века в белорусских губерниях проводилось Генеральное межевание. К тому времени границы земельных участков оказались настолько запутанными, что пришлось по новой составлять планы землевладений. Заодно губернские и уездные землемеры и чертежники рисовали и новые карты. На такой карте Могилевского уезда значится и деревня Гребенёв.

Собственно деревней населенный пункт из нескольких домов не был. Среди дремучих лесов располагалась на небольшой вытянутой возвышенности ( на гребне) барская усадьба под названием фольварк. Кстати, если посмотреть на топографическую карту изданную в 1913 году, то на ней Гребенёв по – прежнему числится как фольварк, хотя тут надо учесть, что составлялась карта в 1869 году.

Фрагмент карты 1869 года

Фольварк Гребенёв входил в состав Вейнянской волости, а почти половина волости принадлежала отставному полковнику гвардии Льву Дмитриевичу Кисловскому, который купил в 1873 году имение Вейно с 7453 десятинами земли. Из этой земли почти 5000 десятин занимал лес. Пахотной земли в имении было в 1881 году всего 800 десятин вблизи крупных по тем временам деревень Новосёлки, Вильчицы и Лыков. На землях имения располагался винокуренный завод, один из крупнейших в губернии,4 водяных мельницы,2 постоялых двора. Сам полковник жил в Москве, хозяйством не занимался, а сдавал земли и имущество в аренду.

В 1881 году полковник умер, и имение перешло к наследникам: трем сыновьям и двум дочерям. В то время поместное сельское хозяйство губернии переживало упадок, половина имений несли убытки, и помещики усиленно избавлялись от земли. У Кисловских тоже не было желания заниматься земледелием и они стали распродавать имущество. Начали с леса, благо рядом был Днепр, по которому древесина сплавлялась в южные губернии. Потом стали продавать саму землю. Лесные вырубки скупали крестьяне. Часть лесных вырубок была продана на торгах тем ,у кого были деньги, те кто были бедны брали долгосрочный займы в Крестьянском поземельном банке. Но, чтобы заняться земледелием, надо было начинать хозяйство с нуля: очистить от пней участки многие десятин земли (одна десятина – 0,9 гектара),построить дом, сараи, хлева, конюшни, вырыть колодец. Не много желающих было на эту тяжелую работу. Брались за неё самые трудолюбивые и крепкие семейства, в том числе и прибывшие из других уездов Могилевской губернии.

Так постепенно вокруг фольварка Гребенёв стали расти хутора, на которых начали вести хозяйство Козловские, Дубровские, Савицкие, Рипинские, Лапицкие, Гатальские, Ивановские, Лещинские, Громыки, Короткевичи, Устиновичи, Хлусовичи, Волонцевичи, Жлобо, Жариновы,Горские. И хотя Гребенёв уже упоминается в 1910 году в списке населенных мест Могилевской губернии, составленным Пожаровым , как деревня с 64-мя дворами и 300-ми жителями, таковой она не была. Дома и земельные участки не располагались один за другим, формируя улицы, а были в хаотическом порядке разбросаны по обширной территории. Все жили сами по себе, ведя единоличное, хуторское хозяйство. Активизировали хуторское расселение и реформы Столыпина, который делал ставку на единоличника, на крепкого, ответственного хозяина, а не на крестьянскую общину основанную на круговой поруке.

Жители Гребенева с давних времен были тесно связаны с Могилевом. Всё начальство, начиная волостным старшиной и кончая полицейским приставом, размещалось в городе. Что касается религии, то, хотя Вейнянская церковь находилась ближе, гребёновцы были приписаны к Троицкой церкви на Луполово.Я уже не говорю о том, что всю свою продукцию гребенёвцы сбывали на могилевских базарах.

В 1930 году в Могилеве построили фабрику искусственного шелка, а рядом с ней и ТЭЦ. Топливо для теплоэлектроцентрали решили брать на болоте, что располагалось рядом с деревней. Для добычи торфа создали торфзавод «Гребенёво»,построили сеть узкоколейных дорог и подвесную канатную дорогу через Днепр. Рядом с торфоразработками построили поселок для рабочих, который получил название от близлежащей деревни. Многие деревенские жители устроились потом работать на торфзавод.

Фрагмент карты 1930 года

Кипела жизнь и в самой деревне. В 1927 году состоялся 15 съезд ВКП(б),где было решено приступить к добровольной коллективизации крестьян. Шла она туго и 5 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление "О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству". Это постановление предусматривало проведение форсированной коллективизации в принудительном порядке. 1 февраля 1930 г. было принято постановление "О ликвидации кулачества как класса", которое лишало крестьянские хозяйства, признанные кулацкими, земли, орудий труда, рабочего скота, а зачастую и жилья. А месяцем раньше руководство КП(б)Б обратилось к руководству СССР с просьбой объявить БССР зоной сплошной коллективизации (территория, на которой местным органам власти разрешалось применять все необходимые меры для борьбы с кулачеством - конфискация имущества, выселение) и завершить ее к 1931 г.
Следует заметить, что к кулакам в БССР относили примерно 4,2% крестьянских хозяйств, а раскулаченных было до 15% по отдельным кругам. Это 75,5 тыс. всех крестьянских хозяйств.

Не знаю, сколько кулаков выявили в деревне Гребенёво, а вот крепких середняков среди гребенёвцев было достаточно. Очень не хотели они расставаться со своими хозяйствами, в которые было вложено столько труда и пота, а между тем складывалась такая ситуация, что любой крестьянин, не пожелавший вступить в колхоз, мог быть объявлен кулаком.

Советская власть по-быстрому организовала в Гребенево колхоз «Непобедимый»,но вступившие в колхоз продолжали жить на хуторах, держать у себя формально колхозный скот, самостоятельно обрабатывать свои наделы. А некоторые даже проявляли недовольство политикой большевиков.31 августа 1935 года НКВД арестовало бухгалтера Степана Жлобо,40 лет, и плотника Дмитрия Короткевича,43 лет, за антисоветскую пропаганду и агитацию. В результате один получил 5 лет исправительно-трудовых лагерей, а второй на год меньше. А в ноябре 1937 году арестовали колхозников Лаврентия Савицкого и Иосифа Жарина. Последнего вскоре отпустили, а первый отправился на 10 лет в лагеря.

Но и тех, кто тихо сидел и не высовывался, советская власть не оставляла в покое. Был введен «прогрессивный» налог на кулака и единоличника, запрещена аренда земли и наем рабочей силы.

На топографической карте, составленной в 1936 году, за деревней Гребенево числится 139 дворов. И хотя уже какое-то подобие деревни просматривается, видно, что много подворий хаотически рассеяно на значительном расстоянии друг от друга. Хуторяне упорно не желали сниматься с насиженных мест. К началу 1939 года во всей БССР удалось с большим трудом ликвидировать лишь 14 тысяч хуторов, а ещё 134 тысячи ждали своей очереди. Между тем в сельское хозяйство пошла техника, но трактора и комбайны не могли развернуться в полную силу на клочках земли. В результате в январе 1939 года вышло постановление ЦК ВКП(б) «О сселении в 1939 г. по Белорусской ССР 30 тыс. хуторских хозяйств в колхозные деревни».

Прошло полгода, и товарищ Сталин поинтересовался, как идет процесс. Выяснилось, что никак. Пришлось напомнить некоторым руководителям на местах, что «наличие хуторского расселения в корне противоречит ведению коллективного хозяйства, ослабляет колхозы, понижает производительность колхозного производства, срывает ведение правильных севооборотов, тормозит механизацию полевых работ и правильную организацию труда в колхозах». И исправить контрольные цифры в сторону повышения.

По постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О сселении дворов колхозников, проживающих на бывших участках хуторского землепользования, в колхозные селения» в БССР планировалось переместить в 1939 году уже 90 тысяч хозяйств, а к 1 сентября 1940 года ещё 40 тысяч, то есть практически ликвидировать хутора.

Фрагмент карты 1936 года

Получил задание и колхоз «Непобедимый».И стали срывать с фундаментов добротные избы единоличников и колхозников и тянуть их на центральную усадьбу. Оставались в чистом поле возделанные сады и огороды, их приходилось создавать с нуля на новом месте. Все это сопровождалось спорами, плачем, криками, драками. Так, собственно, и появилась деревня Гребенёво.

Леонид Плоткин cпециально для сайта Masheka.by


Мы будем Вам благодарны, если Вы поделитесь данной статьей с друзьями!

А давайте обсудим эту тему - напишите комментарий!