Турция как она есть

Автор: Жур от 31-10-2015, 18:50

Надо сказать, что для могилевчан Турция не совсем чужая страна. Турки уже не один год строят на микрорайоне «Спутник» высотные дома. Время от времени в Могилеве появляются турецкие бизнесмены и ведут переговоры с местными властями о сотрудничестве. Многие жители города бывали в Турции. Кто-то ездил за шмотками, кто-то отдыхал на турецких курортах. Но и те, и другие видели Турцию с парадной стороны.

Корейцы учатся как проклятые

Автор: Жур от 12-07-2015, 23:29

Иногда на Интернет-форумах, когда речь заходит о путях развития белорусской экономики, вспоминают пример Южной Кореи, которой удалось, не имея природных ресурсов, достичь в последние десятилетия высоких темпов роста экономики. При этом многим другим странам, которые в 1990 году находились на одном уровне развития или даже превосходили корейцев, повторить успех  Южной Кореи не получилось. Чем это можно объяснить, рассказывает известный кореевед професор А.Ланьков

<!--[if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE

Это выдержки из интервью с известным корееведом, профессором университета Кукмин (Сеул) Андреем Ланьковым проходило в столице Кореи, где Наталия Демина побывала на Международной конференции научных журналистов (WCSJ2015). 

Хотела бы попросить вас оценить ситуацию в науке в Корее. Как, на ваш взгляд, соотносятся фундаментальная наука и прикладные разработки? Чему уделяют внимание власти страны? 

В стране существует четкое понимание, что Корея находится в состоянии «сэндвича», как здесь часто говорят. С одной стороны, уровень жизни в Корее высокий и зарплаты тоже высокие, средняя зарплата по Сеулу сейчас порядка 2-2.5 тысячи долларов США, средняя по стране – чуть меньше, так что конкурировать с Китаем на рынке дешевой рабочей силы Корея никак не может. С другой стороны, у нее пока нет достаточно качественных НИОКР, которые бы сравнились с Японией. 

Поэтому последние 15-20 лет правительство Южной Кореи всем силами пытается развивать качественные научные исследования, во многих случаях «ломая об колено» корейскую профессуру и ее привычки. Начиная с того, что традиционно, корейский профессор – это не гумбольдтовский профессор, который занимается и наукой, и преподаванием. 

Идеальный корейский профессор, это – эрудит, который много чего знает, умеет об этом рассказать, наставляет подрастающее поколение «на путь истинный» и в моральном смысле, и является главой такой группы «патронов-клиентов», такой фракции, но который при этом традиционно не слишком занимается оригинальными научными исследованиями. Он – преподаватель, педагог, наставник и даже учитель жизни, но не ученый в современном смысле слова. 

Сейчас правительство «пинает ногами» профессоров, чтобы они занимались наукой. Для этого используется несколько методов. Первый – это набор мер, направленных на поощрение публикаций в рейтинговых научных журналах, по преимуществу – иностранных. Очень важно, что иностранных.

Логика здесь такова: внутри Кореи, как и внутри России, очень большую роль играют персональные связи, кланы, принцип «ты мне – я тебе», неформальные соглашения в стиле «я твоему племяннику статью опубликую, а ты моему троюродному дяде контракт на поставку шин для бронетранспортеров выдашь» и так далее и тому подобное. Понятно, что наука от этого страдает. Чтобы с этим бороться, чтобы иметь какие-то объективные критерии, перед учеными поставлена задача – активно публиковаться в зарубежных журналах. Речь идет, конечно, не о всяких журналах, а о тех, которые входят в престижные рейтинги, по которым считаются индексы цитирования. 

 Есть попытка создать субсидируемые государством крупные научно-исследовательские центры. То есть, идут активнейшие попытки развернуть в стране качественную науку, науку мирового уровня, с пониманием того, что сейчас, когда «на пятки наступает» Китай, а там и Вьетнам маячит, Корее не обойтись без высокой науки и высоких технологий. Полезных ископаемых, которые можно «на халяву» выкопать и продать, здесь нет, так что надо работать. 

Получается, что воплотили историю с Мюнхгаузеном в жизнь. В каком-то смысле сами вытащили себя из болота? 

Однозначно! И не только они, а все страны Восточной Азии. Рывок Южной Кореи, как и рывок Тайваня, у них там есть тонкие различия в стратегии, но основные принципы похожи – это рывок стран, у которых вообще нет ресурсов. На Тайване хоть какие-то есть, а в Корее никаких нет. Вообще. По нулям. 

С чего они начали? Что за чем последовало? 

Классическая модель диктатуры развития. Она обкатывалась многократно: сначала под псевдо-демократическим, потом – под псевдо-коммунистическим «соусом». Сейчас по этой модели работают Вьетнам и Китай, раньше по этой модели модернизировались Южная Корея и Тайвань, отчасти и – Сингапур, хотя это город-государство, со своей неизбежной спецификой. 

Что предусматривает эта модель? Ставку на дешёвую качественную рабочую силу. Единственное, что в этих странах было – это очень большое количество людей дисциплинированных, склонных выполнять приказы. Ключевым словом здесь является «культура поливного риса», которая веками формировала практически индустриальные привычки в отношении к труду, к работе в коллективах, способствовала возникновению высокого доверия к государству. И, соответственно, в этих странах делалась ставка на рабочую силу – ввозились из-за границы сырье и технологии, и люди сидели и перерабатывали все это в готовую продукцию. Раньше этим занимались корейцы, а сейчас – китайцы. 

Это – стандартный путь, Корея просто была одной из первых стран, которая по нему прошла. При этом, конечно, у этого пути было много неприятных моментов, «войны без потерь не бывает». Тут происходило и очень жесткое подавление рабочего движения, и жесткое, репрессивное подавление оппозиции – по степени авторитаризма эти режимы варьировали от сильно авторитарного до откровенно диктаторского, никаких демократий тут не было. Вдобавок, в целях мобилизации масс  активно использовался националистический фактор в таких формах, которые у среднего российского интеллигента вызвали бы приступ рвоты – всё это однозначно было. Само руководство часто в эту националистическую чушь особо не верило, но для мобилизации народа очень хорошо использовало. 

Еще, конечно, немалую роль играло тщательнейшее отношение к собственному международному финансовому рейтингу, а также, в случае Кореи и Тайваня, союз с США как с гарантом безопасности. Вот такая модель. 

Сразу скажу, что она – неприятная, но никакая другая не сработала бы вообще. Были попытки найти альтернативу – все они провалились. Мы никогда не узнаем, можно ли было иначе, на протяжении веков интеллигенция будет это всё ругать, потому что в Корее интеллигенция слегка левая, «розовая» и демократическая. Она эту модель страшным образом ругает и говорит, что всё это было подавлением свобод, а нужно было сразу вводить социальную демократию, бесплатную медицину и образование, убирать цензуру (хотя с бесплатной медициной и образованием всё довольно быстро получилось). И был бы у них полный рай давным-давно. Может, и был бы – не знаю, и никто не узнает. Однако проверять пытались, строить либеральную демократию в регионе пытались, но это всегда кончалось плохо. 

Вы сказали, что в Корее поощряется коллективизм и четкое выполнение приказов. А как это соотносится с научным творчеством, которое часто требует индивидуальности и поиска своего пути? 

Плохо соотносится. Это один из тех факторов, которые несколько мешают корейцам работать в науке. Здесь надо учитывать еще и то, что помимо стремления «делать как все», здесь воспитывается исключительное уважение к авторитетам. С детства вбивается правило не опровергать начальника, даже, если он несет полную чушь. При таком воспитании спорить с авторитетами бывает довольно сложно. 

Вышел старый профессор и сказал что-то такое, что он изучил лет 60 назад, а сказать, что он несет чушь – это по корейским правилам нельзя. Это будет неправильно. У большинства в голове такая мысль даже не появится. И это, безусловно, мешает работать ученым. Правда, можно сказать, что эпоха уже другая, молодежь выросла такая, которая существенно индивидуалистичнее. Уже готова и правду-матку резать, и подшутить над профессором-старичком. Уже всё не так строго как раньше, но проблемы остаются. 

Когда я в Фейсбуке стала восхищаться тем, что сказал министр науки Кореи на торжественном обеде в рамках Конференции научных журналистов: «Мы понимаем, что будущее страны основывается на науке и образовании»… 

А другого выхода нет, это – абсолютная правда. Причем, это не демагогические слова, это – реальная политика, которая осознается здесь на уровне уборщицы, понимаете? Уборщица вполне вам скажет, так как она читает газеты, что «нам надо научиться делать, как японцы, и для этого нам нужно иметь науку, как у японцев, а лучше – даже сильнее». Это нормальный, осознаваемый всеми факт. 

Если думать о развитии науки, то надо развивать и школьное образование. Каков его уровень сейчас в Южной Корее? 

Он очень хороший. Тоже с разными недостатками, но об этом я могу долго рассказывать. Одной из характерных черт культуры Восточной Азии является культ образования. Образование – это хорошо, это круто. Этот культ обусловлен исторической традицией: на протяжении столетий в странах конфуцианской системы именно образование было важным маркером социального успеха. А с другой стороны, существовала система экзаменов, которая обеспечивала социальную мобильность именно на базе образования. Если ты хотел жить хорошо, то наиболее надежный социальный лифт был образовательный.

Сейчас в Южной Корее 12-летнее среднее образование. Школа построена по советской модели, условно говоря. Вообще, упрощенно – в мире есть две модели школ: американская и советская. Американская модель означает, что нормальное, качественное образование получает лишь элита, те, кого гнали в этом направлении родители или у кого мозги устроены соответствующим образом. А народные массы там книжной премудрости особо не учат, больше учат в баскетбол играть и немного чему-то еще. 

А есть советская модель, в которой за основу взятая модель прусской гимназии, изначально задуманная для того, чтобы готовить пару процентов населения, была распространена практически на 100% населения. Берётся та схема, которую изначально создавали, чтобы готовить чиновников и управленцев из элиты в обществе с очень сильной пирамидальной структурой, где этой элиты было очень мало, и эта схема делается всеобщей. Такой подход восторжествовал в СССР и восторжествовал в Корее. То есть, здесь жесткое школьное образование, с очень небольшими свободами по части выбора предметов, и очень высокой планкой требований. 

При этом образование по-прежнему остается главнейшим социальным лифтом. Самым важным событием в служебной и карьерной жизни человека в Корее является поступление в вуз. С одной стороны, в вуз поступают практически все. Вы увидите две цифры, которые несколько противоречат друг другу, но просто есть две статистики с несколько разными критериями. Вы можете увидеть, что в Корее в вузы поступают 82-83%, а можете увидеть, что в Корее поступают 70%. Обе цифры верны. Просто в первой учитываются те, кто успешно сдает здешний аналог ЕГЭ – таковых больше 80%. И эти люди теоретически имеют право на зачисление, они подают документы. Но примерно десятая часть, чуть больше, отсеивается по тем или иным причинам, не приступив к занятиям. 70% – это количество выпускников средних школ, которые реально приступают к занятиям и потом успешно сдают экзамены после первого семестра. 

И хотя в вузы поступают практически все, кто хочет, подавляющее большинство стремится попасть в хороший вуз. Система вузов представляет собой жесткую пирамидальную структуру. На самом верху находятся три вуза, которые на английский манер называют SKY – Небеса. Корейцы, притом, что английский язык не очень знают, очень любят английские сокращения. Это по первым буквам названий вузов – Сеульский государственный университет, университет Корё (по-английски он называется Korea University) и университет Ёнсе. 

Если вы посмотрите по всем типам элиты, начиная от кабинета министров, состава парламента и так далее, вы обнаружите, что выпускники этих трех вузов доминируют там практически полностью. То есть, если ты не попал в один из этих вузов, твои шансы стать министром невелики. И крупные корпорации берут людей на работу в основном оттуда. 

После вузов SKY есть группа вузов, порядка дюжины, второго эшелона, потом еще ниже – и так 4-6 уровней. Формально все это не индексируется, но каждый кореец отлично понимает, как это работает и где какой университет примерно находится в этой иерархии. Для человека очень важно попасть в университет, находящийся на верхних ступеньках этой неформальной, но жесткой пирамиды. Именно на это в основном рассчитана школьная программа. Та же самая старая прусская модель, которая готовила гимназиста не столько для практической жизни – для этого были реальные училища, сколько для того, чтобы поступать в университет и в высшие учебные заведения. 

Соответственно – жесточайший марафон. Корейский подросток знает, что вся его судьба более-менее будет определяться тем, насколько хорошо он будет учиться в школе. Размышления типа «Конечно, я – разгильдяй, но я очень хорошо играю в баскетбол, и поэтому меня примут в любой вуз» или «Я – крутой, всем даю по морде, потом пойду в бандиты» – совсем не практикуются. 

Если в России или на Западе образование – это лишь один из социальных лифтов, пусть и самый важный, то здесь он – просто единственный. Альтернатив практически нет. Поэтому школьники учатся как проклятые. 

С другой стороны, правительство и общество настроены очень уравнительно. Дело в том, что Корея – страна с низким уровнем общественного расслоения. Коэффициент Джини здесь – на уровне 32-33, практически среднеевропейский. Не любят в Корее социального расслоения. 

Поэтому в школах очень высокий уровень стандартизации. Дети во всех школах страны учатся примерно по одинаковым программам, при этом есть такая интересная система, как ротация учителей между школами. То есть, учитель не может проработать всю жизнь в одной школе. Бывают исключительные ситуации, но в основном – нет, учителя постоянно переводят из школы в школу. 

Смысл такой политики – сознательное перемешивание, направленное на то, чтобы не сформировалось сильных и слабых педагогических коллективов. Действительно возникновение таких коллективов означает неравенство. Делается всё мыслимое и немыслимое, чтобы школа в элитарном, «миллионерском» районе Сеула и школа на рыбацком островке имели примерно одинаковый уровень учителей, учебных пособий и всего остального.

Есть и второй момент: борьба с репетиторством. Борьба эта вполне безуспешна, потому что репетиторство в условиях, когда поступление в вузы определяет всё, является важнейшим фактором. Был период, когда репетиторство делали подсудным делом, уголовным преступлением, в 1980-х годах, лет 10 это продолжалось. Были попытки «извести» репетиторство лаской . Из всех попыток с репетиторством справиться ничего не выходит, но остаётся ощущение – что это социальная проблема. 

В завершение отмечу, что корейская система не соответствует никаким идеалам: ни нашей прогрессивной «белоленточной» интеллигенции, ни нашим лоялистам, она ни туда, ни туда не ложится. Люди здесь замечательные. Причем, это не внешняя доброжелательность, они вам еще помогают – здесь очень развита взаимопомощь. Мне здесь очень хорошо. 

А есть ли здесь работа для иностранца? Или невозможно встроиться? 

Очень трудно. Да, постепенно человек может быть принят за «почти своего». Да, каждое новое поколение корейцев всё спокойнее и открытее к этому относится, особенно сейчас, когда в стране очень большая миграция, в том числе – брачная, когда в стране почти два миллиона иностранцев, в основном гастарбайтеров. Но при всем при этом в большинстве случаев иностранец навсегда останется в Корее чужаком. Это не та страна, где приезжего примут в свои ряды. 

Вдобавок, надо помнить о том, что здесь слабо развита социальная сфера. Сейчас только она начинает развиваться, но до недавнего времени все обслуживание в случае кризиса брала на себя семья. 

Мой любимый пример, с которым, к сожалению, мне теперь приходится часто сталкиваться по семейным обстоятельствам: когда вы приходите в корейскую больницу, там будет две кровати. Стоит большая медицинская кровать, вся разворачивающаяся-поворачивающаяся, а рядом с ней – раскладушка. Или кресло. Дело в том, что корейские медсестры не занимаются уходом за больными, это просто не входит в их обязанности. То есть подать судно или умыть лежачего больного – не задача медсестры! Она может сделать это по доброте своей в свободное время, но это не ее задача, обычно она это не делает. Это должен делать человек, для которого, собственно, и предназначена раскладушка рядом с кроватью – член семьи. Вся больница рассчитана на то, что рядом с больным всегда находится кто-то из его родственников. 

Корейцы России не горят желанием приезжать сюда в массовом порядке, некоторые себя здесь хорошо чувствуют, но в целом – нет. Отсутствие элитной миграции сюда – достаточно серьезный показатель. Впрочем, есть такие люди, как я, и таких – десятки тысяч, – люди, которые нашли здесь какие-то ниши, счастливы, здесь живут, никуда отсюда уезжать не собираются. Но при этом, это – не США, не Австралия, даже не Германия в своем отношении к иммигрантам. У молодежи это уже в меньшей степени, но иностранец почти всегда остается чужаком.

Наталья Демина,сайт www.polit.ru

<!--[if gte mso 9]> <!--[if gte mso 10]> <!--[endif] -->

Украина: «упоротость» как социальный феномен

Автор: Жур от 9-07-2015, 18:13

С чего начинается украинское безумие? Как можно объяснить тот факт, что миллионы внешне нормальных людей одновременно утратили связь с реальностью? Раньше можно было

 

довольно легко различить повернутого на национальной идее «патриота» и обычного, аполитичного гражданина. Первый разговаривал по-украински, всеми силами создавая вокруг себя «кокон национальной автентичности». Элементарная система опознания «свой-чужой».

Польша продана и довольно дешево

Автор: Жур от 11-05-2015, 10:54

Только 3% имущества, предназначенного для приватизации, осталось в руках польского государства. Польское интернет-издание niezalezna.pl вопрошает, является ли это поводом, чтобы гордиться своим государством? Нынешний президент Польши Бронислав Коморовски утверждает, что да, является. Однако по сути это означает, что поляки практически не имеют ничего, что им может принадлежать как гражданам.

Экономика Беларуси: выбор пути

Автор: Жур от 23-03-2015, 18:32

На белорусских Интернет-форумах действующую власть критикуют все кому не лень. Даже те, кто об экономике и политике имеет представление на уровне детского сада. Претензий много, в основном по мелочам, на такое можно и не обращать внимание. Однако, есть и серьезное обвинение – мол страна Беларусь уже несколько десятилетий идет не тем путем, в отличие от соседей. Аргументы тут простые - вот в Литве или Польше что-то дешевле, зарплаты чуть выше, значит  надо брать с них пример. Правда редко кто удосужится с цифрами в руках разобраться в причинах такой ситуации

"Тихие американцы" в Киеве: все только начинается

Автор: Жур от 23-02-2015, 20:31

Может сложиться превратное впечатление, что Украиной правят исключительно грузины, слегка "разбавленные" прибалтами. Да, экс-президент Грузии Михаил Саакашвили возглавил "комитет реформ" при президенте, в МВД, Минюсте и Минздраве представители горного народа составляют подавляющее большинство, а фамилия Ебаноидзе (один из замов главного юриста страны, отвечающий за госреестры) даже стала нарицательной.

Чехия: стабильная нестабильность

Автор: Жур от 7-02-2015, 12:28

Благодаря «финансовой подушке», созданной на предкризисном этапе экономического развития, Чехии удалось выстоять под натиском первой волны экономического кризиса и избежать катастрофического сценария развития «по греческому варианту». После экономического спада в 2009 году на 4,7 процента, в Чехии наметился умеренный экономический рост: в 2010 году прирост ВВП составил 2,7 процента, в 2011 году – 1,9 процента, который несколько смягчил последствия кризиса.

Греческая бомба под будущим еврозоны

Автор: Жур от 17-01-2015, 18:29

Что-то нехорошее происходит с единой Европой. Есть суммарный ВВП ЕС, который (за 2013 год) составил 17,335 трлн долларов. Первая экономика мира. У США лишь 16,8 трлн, у Китая — 9,2 трлн долларов (не по паритету покупательной способности). И есть, на этом фоне, крошечная Греция. Действительно крошечная, как ни считай: ВВП — 0,241 трлн долл. Всего 1,39% от суммарной европейской экономики. Но от результатов внеочередных парламентских выборов в этой стране сегодня реально зависит будущее всего Евросоюза.

Как были зомбированы украинцы

Автор: Жур от 24-12-2014, 20:17

Многие интересуются, как же были зомбированы украинцы. Рассказываю. Никакого зомбирования не было, была (и есть) продуманная научно обоснованная и тщательно спланированная и великолепно  проведённая операция.

Страшная правда о вышиванках. К проблеме городского одичания

Автор: Жур от 2-09-2014, 12:02

Жителю российского мегаполиса достаточно трудно понять, чем опасно массовое надевание т.н. «национальных костюмов» на сугубо городских жителей во время исполнения ими сугубо городских обязанностей. Он просто не видел этого у себя и не знает, что это значит — когда фолк-культура приходит в город и никуда не уходит. Когда она расползается за пределы праздников и становится стержнем мировоззрения.

Назад Вперед
Наверх